•  

Бударин Николай Михайлович

Бударин Николай Михайлович

Герой Российской Федерации Летчик-космонавт РФ

Николай Михайлович Бударин - 82-й космонавт России, 326-й космонавт мира, космонавт-испытатель отряда космонавтов РКК «Энергия», Герой Российской

Федерации. Совершил 3 полета в космос. Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» III ст., «За заслуги перед Отечеством» II ст., медалью «За заслуги в освоении космоса». Награжден также тремя медалями НАСА «За космический полет» (NASA Space Flight Medal), орденом «Отан» (Казахстан).

Н.М. Бударин родился 29 апреля 1953 г. в поселке Киря Алатырского района Чувашской АССР, РСФСР. В 1970 г. окончил 10 классов средней школы. В 1979 г. окончил вечернее отделение Московского авиационного института (МАИ) имени Серго Орджоникидзе, специальность «Производство летательных аппаратов», получил диплом инженера-механика. В 1981 г. окончил Университет марксизма-ленинизма в городе Калининград.

Срочную службу в Советской армии проходил в 1971-1973 гг. Служил в Чехословакии.

С 1976 г. работал в НПО «Энергия». Вначале электромонтером, с 1978 г. - мастером по электрооборудованию, с 1982 г. - инженером-испытателем, с 1986 г. - начальником группы, с 1988 г. - ведущим специалистом, руководителем группы на Контрольно-испытательной станции.

25 января 1989 г. отобран кандидатом в отряд космонавтов НПО «Энергия». 27 февраля 1989 года был назначен на должность кандидата в космонавты-испытатели 291-го отдела НПО «Энергия».

Первый космический полет: с 27 июня по 11 сентября 1995 г. в качестве бортинженера ОК «Мир» по программе ЭО-19 (19-й основной экспедиции) вместе с А. Соловьевым. Впервые экипаж был доставлен на станцию на американском шаттле Atlantis STS-71. Посадку на ТК «Союз ТМ-21» совершил вместе с А. Соловьевым. Позывной: «Родник-2». Во время полета совершил три выхода в открытый космос. Продолжительность полета составила 75 суток 11 часов 20 минут 21 секунда.

Указом Президента Российской Федерации № 1017 от 5 октября 1995 года за активное участие в подготовке и успешном осуществлении длительного международного космического полета на орбитальном научно исследовательском комплексе «Мир», проявленные при этом мужество и героизм Николаю Михайловичу Бударину присвоено звание Героя Российской Федерации.

Второй космический полет: с 29 января по 25 августа 1998 г. в качестве бортинженера «Союз ТМ-27» и ОК «Мир» по программе ЭО-25 (25-й основной экспедиции) вместе с Т. Мусабаевым. Стартовал вместе с Т. Мусабаевым и Л. Эйартцем. Посадку совершил вместе с Т. Мусабаевым и Ю. Батуриным. Позывной: «Кристалл-2». Во время полета совершил пять выходов в открытый космос. Продолжительность полета составила 207 суток 12 часов 51 минута 02 секунды.

Третий космический полет: с 24 ноября 2002 по 4 мая 2003 г. в качестве бортинженера 6-й основной экспедиции МКС. Старт 24 ноября 2002 г. на шаттле Endeavour STS-113 в качестве специалиста полета, посадка - на транспортном корабле «Союз ТМА-1» 4 мая

2003    г. в качестве командира корабля (баллистический спуск). На станции с 25 ноября 2002 по 4 мая 2003 г. Общая продолжительность полета составила 161 сутки 1 час 14 минут 38 секунд.

Приказом руководителя Федерального космического агентства № 69 от 7 сентября 2004 г. летчик-космонавт РФ Николай Михайлович Бударин освобожден от должности инструктора-космонавта-испытателя 1-го класса по собственному желанию. С 1 октября 2004 г. работал сменным руководителем полетом в ЦУП. Уволен в связи с избранием 2 декабря 2007 г. депутатом Государственной Думы РФ V созыва. Член Комитета Государственной Думы по строительству и земельным отношениям, член Комиссии ГД по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и государственной безопасности РФ.

Курирует создание на базе РОСТО г. Новочебоксар-ска (Чувашская Республика) Центра аэрокосмической профориентации им. космонавта-испытателя Н.М. Бударина.

Геннадий Викторов, писатель: «...Драматичным оказался спуск космического аппарата в завершение вашего третьего полета вместе с американскими астронавтами Кеннетом Бауэрсоксом и Дональдом Петитом 4 мая

2004    года. Средства массовой информации поспешили приписать личному составу ошибку в действиях.

-    Могу сказать уверенно, что ошибки в действиях космонавтов не было. Экипаж у нас слаженный. Четко работали по циклограмме - вовремя отстыковались от станции, разделились перед входом в атмосферу. До входа оставалась минута с небольшим - прохожу по таблицам и вдруг вижу на одном из них «Формат БС». Почему вдруг возникло на табло сообщение о «баллистическом спуске»? Спрашиваю у Бауэрсокса, бывшего бортинженером: «Кен, ты ничего не включал?» Ответ: «Нет, командир». Интересуюсь у Петтита: «Дон, ни на что не нажимал?»

Ответ тот же: «Нет, командир». Режим «БС» изменить или поменять невозможно, поэтому начали готовиться к жесткой посадке.

-    Успели доложить на Землю?

-    Нет, не успели.

-    Выходит, Земля не знала, что вы вошли в атмосферу по крутой траектории и не попадете в точку приземления?

-    Совершенно верно.

-    Насколько возрастают нагрузки при баллистическом спуске?

-    Нам пришлось испытать девятикратное ускорение. Зная, что будет тяжело, договорился с ребятами, что буду объявлять величину ускорения, и чтобы они мне отвечали голосом. Периодически интересовался: «Как самочувствие, Кен?» или «Дон, как дела?» Перегрузка идет поперечная - всё в тебя вдавливается, может запасть язык.

-    Потеря связи при приземлении была связана с крутым спуском?

-    После раскрытия парашюта нас запеленговал поисковый самолет. Интересуются нашим самочувствием. Докладываю, что всё в порядке. Запрашиваю у них высоту, на которой находимся, поскольку было сложно ее точно определить. Самолет докладывает: «Мы видим вас на радаре, но визуально - нет. Вы находитесь на расстоянии 40 км от расчетной точки». Оказалось, что из-за крутизны спуска мы не долетели до назначенного места почти 500 км. Связь с поисковиками была потеряна после приземления.

-    Контакт с землей был жесткий?

-    Само приземление и при «мягкой посадке» - не мягкое. Два предыдущих приземления были на днище корабля. А здесь мы стукнулись днищем о землю и отлетели метров на 10-12. Хорошо, что аппарат лег на бок. Это позволило нам выбраться через люк самостоятельно. Попытались выйти на связь - никто не отвечает. Посмотрели в иллюминатор - вокруг степь и никого не видно.

Минут через 20 открыл люк, вылез, отдышался и помог американцам выйти из аппарата...»

Источник