•  

Федоров Евгений Петрович

Федоров Е. П

Федоров Евгений Петрович родился в 1911 г. на станции Стрельна Ленинградской области в семье рабочего. Русский. В 1926 г. окончил семилетку, в 1929 г. – школу фабрично-заводского ученичества. Работал слесарем в железнодорожном депо в Ленинграде.
В РККА с 1930 г. В 1932 г. окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков. Член ВКП(б) с 1932 г. Окончил 3-ю военную школу летчиков и летнабов в г. Оренбурге в 1933 г. Служил в бомбардировочной авиации.

С 1938 г. - командир авиаотряда, с 1939 г. – комэска 6-го дальнебомбардировочного авиаполка.
Участвовал в советско-финской войне. Был командиром эскадрильи 6-го дбап 27-й дбаб ВВС Северо-Западного фронта. Совершил 24 боевых вылета на бомбардировщике ДБ-3 на бомбардировку скоплений войск противника, нанеся ему большой урон в живой силе и технике. Награжден орденом Красного Знамени.
7.04.40 г. капитан Федоров Евгений Петрович был удостоен звания Героя Советского Союза. Ему была вручена медаль «Золотая Звезда» № 331.
Участвовал в Великой Отечественной войне. Командовал эскадрильей 98-го авиаполка дальнего действия.

Успешно наносил бомбовые удары по скоплениям вражеских войск в районе Орла, в Белоруссии, в Крыму, под Москвой.
Вспоминает генерал-полковник авиации Решетников: «Капитан Евгений Петрович Федоров, командир эскадрильи братского полка, Герой Советского Союза еще с финской войны, небольшого росточка, стройный, весь такой ладный – и в фигуре, и в одежде, - очень симпатичный, всегда с хорошим настроением, с легкой приятной улыбкой на добром и приветливом лице. Он куда опытнее многих других… Евгений Петрович никому ничего не навязывал, ни с кем не спорил. Он просто рассказал о том, как он поступает, выходя на сильно прикрытую цель.

- Набираю высоту выше заданной метров на 500-600, хорошенько прогреваю моторы, перевожу винты на большой шаг, чтобы они меньше гудели, и перехожу на снижение с минимальной вертикальной и поступательной скоростью. Окончание снижения должно совпасть с началом короткого боевого пути. Здесь я увеличиваю обороты до минимально необходимых для горизонтального полета, чтоб штурман успел подсчитать путевую скорость и угол сноса, и жду, пока оторвутся бомбы. Потом снова убираю газ, перехожу на снижение и, маневрируя между лучами прожекторов, ухожу из зоны зенитного огня. Мой планирующий полет с винтами на большом шагу в общем гуле других машин, стрельбы и рвущихся бомб на земле не слышен. Если не успевают засечь и тогда, когда самолет идет на минимальных оборотах в горизонтальном полете на боевом пути. Вот и вся затея, - смеется он[1]».
Летом 1942 г. наряду с ударами по немецким войскам на фронте, части недавно созданной Авиации Дальнего Действия[2] приступили к бомбардировкам военных объектов в глубоком тылу противника.

Генерал-полковник авиации Решетников вспоминает: «Спустя много лет я узнал от Александра Евгеньевича Голованова, что Сталин поставил ему задачу нанести удар по Берлину в годовщину нападения Германии на Советский Союз… Но Голованов доложил, что именно в двадцатых числах июня наступают самые короткие и светлые ночи, и нашим самолетам придется преодолевать значительные пространства в светлое время суток, чем фашистская авиация непременно воспользуется. Голованов просил перенести удар на конец августа.
Аргументы были серьезные, и Сталин, поразмыслив, недовольно согласился с ним…
Для начала была предпринята целая серия ударов по Кенигсбергу. Чуть позже добрались и до Данцига. Большую группу взяли под особый инженерный контроль – изучались удельные расходы бензина, режимы полета и работы моторов. Все данные подвергались тщательной обработке: их анализировали, сопоставляли, обобщали[3]».
В конце августа – начале сентября 1942 г. капитан Федоров участвовал в нескольких налётах АДД на Берлин.
Вспоминает Решетников: «Первый удар АДД нанесла в ночь на 27 августа 1942 года. Действуя в сложных метеоусловиях по военно-промышленным объектам в Берлине, сообщали наши газеты, там было вызвано 9 очагов пожара, в Данциге – также 9, в Кенигсберге – 10 очагов, сопровождавшихся взрывами… В ночь на 30 августа: в Берлине – 48 пожаров и 9 взрывов, в Кенигсберге – 29 очагов пожара и 6 взрывов, в Данциге – 8 пожаров и 6 взрывов.
И в том, и в другом сообщении было сказано, что все наши самолеты вернулись на свои базы. А как же Евгений Петрович Федоров… не в счет? Погода в ночь на двадцать седьмое была жуткой. Балтийское море горело от волн до самого высокого неба, и экипажи, уклоняясь влево, с великим трудом пробивались кто дальше, кто ближе. Одни выдыхались в своих возможностях над Кенигсбергом, другие – над Данцигом, и только третьи, найдя случайные проходы, бомбили Берлин. Уж кому не занимать опыта, так это Евгению Петровичу, но и его прихватила грозовая стихия в свои горячие объятия. Самолет разрушился, экипаж еле спасся и вернулся домой пешком…
Готовился новый удар и по Берлину, и по Будапешту в ночь на 10 сентября. Погода в пути на обе столицы ожидалась трудной, и старшие командиры метались, переставляя экипажи в своих плановых таблицах с объекта на объект… Берлин обещал быть непроходимым…
В командирских оценках этот полет во всей берлинской воздушной операции по погодным условиям считается самым тяжелым… Не только Прибалтика окуталась грозовыми нагромождениями, но и поперек Балтийского моря растянулся грозовой фронт… Но вот проходит и это…
Последняя прямая. Город еще далеко, но в ночной дымке возникает как призрак сплошная стена мерцающих точек огня и белая шевелящаяся щетина прожекторных лучей. Их там более двухсот. Снаряды рвутся на высоте полета…
Ниже нельзя – можно нарваться на привязные аэростаты. Постепенно стал обозначаться сам город. Там внизу, поблескивают взрывы, кое-где багровеют пожары… Машина под сплошной кутерьмой огня. Сброс! Бомбы рвутся… Что там? Об этом сейчас не узнаешь…
Рассвет застает нас задолго до линии фронта. Встреча одинокого бомбардировщика с фашистскими истребителями не обещает ничего утешительного…
Дотянул домой и Евгений Петрович Федоров. На подходе к Берлину он попал под атаки перехвативших его истребителей, но маневром и пулеметным огнем сумел отбиться и с продырявленными крыльями, с поврежденным управлением элеронами вышел на боевой путь, ударил по цели и вернулся к своим[4]».
Затем майор Федоров командовал 750-м апдд (3-м гвардейским апдд).
К концу ноября 1944 г. заместитель командира 2-й гвардейской авиадивизии дальнего действия подполковник Федоров совершил 178 боевых вылетов на бомбежку крупных вражеских объектов.
Участвовал в освобождении Польши, Венгрии, в Берлинской операции
 Федоров характеризовался командованием, как отличный летчик, волевой и культурный командир, в совершенстве владеющий ночными полетами и техникой пилотирования в сложных условиях, личным примером воодушевляя лётный состав частей дивизии на боевые подвиги и проявляя в боевой обстановке исключительную инициативу, отвагу, мужество и настойчивость.
29.06.45 г. за умелое руководство авиационными частями, мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками подполковник Федоров Евгений Петрович был удостоен второй медали «Золотая Звезда». Ему была вручена медаль № 65.
В 1948 г. окончил Военно-воздушную инженерную академию им. Жуковского. Служил на командных должностях в высших военно-учебных заведениях и в войсках.
В 1957 г. ему было присвоено воинское звание генерал-майор авиации.
С 1958 г. - в запасе. Жил в Ленинграде. Работал в Ленинградском аэропорту.
Умер 15.07.93 г. Похоронен на Северном кладбище.
Бронзовый бюст Героя установлен в Санкт-Петербурге на центральной аллее Парка Победы.
Дважды Герой Советского Союза (7.04.40, 29.06.45). Награжден тремя орденами Ленина (1940, 1942, 1956), двумя орденами Красного Знамени (1940, 1951), орденами Александра Невского (1943), Отечественной войны 1-й степени (1985), двумя орденами Красной Звезды (1946, 1954), медалями.

Литература:
1. Дважды Герои Советского Союза. – М., 1973. С. 218-219
 2. Книга о героях. Вып. 2 – М., 1963. С. 343-363
 3. Люди бессмертного подвига. Кн. 2 – 4-е изд., испр. и доп. – М., 1975. С. 508-515
 4. Порецкина Э.Н. Стойкости и мужеству героев. – Л., 1985. С. 18-19

Примечания:
 [1] Решетников В.В. Указ. соч. С. 100.
 [2] 5.03.42 г. Дальнебомбардировочная авиация была выведена из состава ВВС Красной Армии и преобразована в Авиацию Дальнего Действия при Ставке Верховного Главнокомандования. Командующим АДД был назначен генерал-майор авиации А.Е. Голованов.
 [3] Решетников В.В. Указ. соч. С. 178.
 [4] Решетников В.В. Указ. соч. С. 219.