•  

АТЛАС ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ 1806 г. — ИСТОЧНИК ДЛЯ ПОИСКА МОГИЛЫ ЕРМАКА ИЛИ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ЕГО АВТОРА?

Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2018. No 3 (42)

А.А. Адамов

Тобольская комплексная научная станция УрО РАН ул. Акад. Ю. Осипова, 15, Тобольск, 626152 E-mail: adamowaa@yandex.ru

АТЛАС ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ 1806 г. — ИСТОЧНИК ДЛЯ ПОИСКА МОГИЛЫ ЕРМАКА ИЛИ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ЕГО АВТОРА?

Статья посвящена анализу фрагмента сравнительно недавно введенного в научный оборот «Ат- ласа Тобольской губернии 1806 года», источника, указывающего точное место расположения могилы Ермака. На карту «План местоположению, состоящему около реки Иртыша, реки Вагая и протчих озер и речек...» губернский землемер В. Филимонов нанес знак, обозначающий сухой кедр, в 10 саженях от которого находится могила Ермака. В обширном тексте на карте В. Филимонов своими словами изложил сведения Г.Ф. Миллера, относящиеся к последнему бою Ермака и обстоятельствам его по- гребения. Этот текст был дополнен информацией, полученной им от местного татарского населе- ния. При этом, как добросовестный исследователь, он четко разграничил пересказ работы Г.Ф. Мил- лера и им самим (В. Филимоновым) собранные данные. Высказанное в недавних статьях И.В. Белича предположение, что В. Филимонов подделал источник, исправив текст Г.Ф. Миллера, и необоснованно нанес на карту месторасположение могилы Ермака близ юрт Бегишевских, не подтверждается при внимательном анализе пояснительного текста к карте. Нет доказательств и предположения о рва- честве В. Филимонова, и разоблачения еще в XIX в. подделки. Археологические работы, проводившиеся на месте предполагаемого захоронения Ермака, не позволяют согласиться с утверждением, что мест- ные жители просто указали В. Филимонову на средневековый могильник или место расположения ко- гда-то почитаемого дерева. В то же время анализ карты показал, что она составлена профессиона- лом, обозначившим место захоронения Ермака на основании сведений местных жителей. Как любой исторический источник, эта карта нуждается во всеобъемлющей критике и проверке. Но именно в научной критике, а не в выдвижении ничем не обоснованных обвинений против ее автора.

 

Работа выполнена при финансовой поддержке ФАНО России в рамках темы ФНИ No 0408-2018-0001 «Изучение культуры населения северной лесостепи и южной тайги Западной Сибири (I тыс. до н.э. — II тыс. н.э.)».

Местонахождение могилы Ермака, из-за чрезвычайной популярности его личности, вопрос, волнующий широкие слои общественности страны, которые хотят почтить прах народного ге- роя. До недавних пор единственным источником, повествующим о месте погребения Ермака, оставалась летопись С.У. Ремезова. Согласно его версии, тело русского воина было найдено в Иртыше, опознали Ермака по двум надетым на него кольчугам. Одна кольчуга впоследствии была отдана татарскому мурзе Кайдаулу, другая — угорскому князю Алачу (для передачи на Белогорское святилище). Тело же Ермака лежало на помосте, и приходящие татарские и угор- ские воины вонзали в его тело стрелы. А из ран текла кровь, и птицы тело его облетали, и «многим являлся в видении», и татары, видя это, устроили богатые поминки и захоронили тело Ермака на татарском кладбище с. Баишевского [Краткая Сибирская летопись..., 1880, л. 29, 30]. Эти сведения С.У. Ремезов получил от своего отца У.М. Ремезова, который в 1660 г. отвозил кольчугу Ермака тайше Аблаю [Бахрушин, 1916, с. 16, 17]. Сам Аблай и сообщил Ульяну Реме- зову подробности нахождения тела и захоронения Ермака [Краткая Сибирская летопись..., 1880, л. 31, 32].

Еще один источник, ставший известным сравнительно недавно, это «Атлас Тобольской гу- бернии от 1806 года». Над его составлением работал тобольский губернский землемер В. Фи- лимонов [Коновалова, 2012, с. 12]. В. Филимонов проделал гигантский труд, составив в начале XIX столетия атлас из Генеральной карты Тобольской губернии, планов 9 уездных городов и 10 карт с планами древних укреплений и мест, связанных с походом дружины Ермака [Конова- лова, 2015, с. 175, 176]. Этот атлас является масштабным источником по истории и картографии Сибири. Чего стоит только «План остатков бывшего ханского города Сибири» [Там же, с. 208]... Но более всего привлекает внимание карта «План местоположению, состоящему око- ло реки Иртыша, реки Вагая и протчих озер и речек с показанием копи, которую приказал копать Ермак Тимофеевич при следовании своем вверх по реке Иртышу для завоевания татарских селений после взятья Сибири в 3-й год, то есть в 1584 году» [Там же, с. 209]. Карту сопровож- дает достаточно обширный рукописный текст. Под сноской No 1 на плане показана копь Ермака. Сноску No 2 сопровождает текст, касающийся расположения могилы Ермака: «Теложе ево ле- жало 6 недель после его погребли они ево при кладбище Бегишевских юрт под кудрявою со- сною как история объявляет, а татары обоном объявляют што сосна уже 40 лет повалилась и на том месте ныне пашня а в 10 сажень с той посохший кедр под No 2-м» [Там же, с. 426].

Именно на этот план и примечания к нему мы опирались, проводя исследования по поис- кам могилы Ермака [Адамов, Турова, 2014; Адамов, 2015]. Прежде всего, мы исходили из того, что, составляя план, В. Филимонов не ограничился исключительно сведениями, приведенными Г.Ф. Миллером в его «Описании Сибирского царства». Хотя почти все в описании к карте взято у него, о чем В. Филимонов в конце и указал: «все вышеписанное напечатано у профессора Миллера в Сибирской истории с забранных древних сибирских летописцов» [Коновалова, 2015, с. 426]. Однако надпись к карте это не прямая цитата из Г.Ф. Миллера, а вольный пересказ с точным изложением сведений академика. Так как это не прямая цитата, в тексте есть вставки, написанные самим В. Филимоновым, где он объясняет, откуда эти сведения ему стали известны. Первая вставка: «тогда Ермак особою мог отпор учинить и хотел вскочить на свое судно и оско- чившись в реку утонул, как в истории упоминаетца, но татаре со своей стороны и по ныне утвер- ждают, што Ермак был на бегу стрелян в тыл и от того в воду повалился» [Там же, с. 426]. Этого эпизода нет ни у Г.Ф. Миллера, ни у С.У. Ремезова [Миллер, 1750, с. 190; Краткая Сибирская ле- топись..., 1880, л. 28]. И В. Филимонов прямо пишет, что «татаре со своей стороны и по ныне ут- верждают». Во второй вставке он добросовестно сообщает, откуда были взяты сведения: «а та- тары обоном объявляют»... «што сосна уже 40 лет повалилась и на том месте ныне пашня а в 10 сажень с той посохший кедр под No 2-м» [Там же, с. 426]. Таким образом, мы видим: В. Филимо- нов, как добросовестный современный исследователь, расставил сноски, указав, где пересказ ис- торика Г.Ф. Миллера, а где полученные им самим (В. Филимоновым) у сибирских татар сведения.

Казалось бы, все ясно, но так не считает этнолог И.В. Белич1, опубликовавший за один год четыре статьи, посвященные проблеме месторасположения могилы Ермака. Их автор — при- верженец версии, изложенной С.У. Ремезовым в его «Краткой Сибирской летописи» [Белич, 2015a–d]. Поэтому введение в научный оборот нового источника, по-иному указывающего место захоронения атамана, а тем более предпринятые археологами попытки выяснить, насколько этот источник соответствует действительности [Адамов, Турова, 2014; Адамов, 2015], воспри- няты И.В. Беличем, судя по его статьям, весьма болезненно.

В своей последней работе И.В. Белич ставит под сомнение сведения о месте расположе- ния могилы Ермака, приводимые В. Филимоновым: «Отчего же археологу “становится ясно, что место” — могилу Ермака В. Филимонову “указало местное татарское население”? Взяв текст “Плана”, проникнемся поиском сего откровения» [Белич, 2015d, с. 115]. Что же находит И.В. Бе- лич? Он находит в тексте подчистку. Возможно, подчистка и была, но что это доказывает? Ведь стерто не все предложение, а только его часть с пропусками. Но И.В. Белича это не смущает, и он предпринимает попытку реконструировать первоначальный текст, стертый В. Филимоновым. Что же это за текст? Вот он: «И дабы суеверие над могилой також уничтожилось, то приказано было тем, которые тело его погребли, о погребальном месте никому не объявлять. Однакож оное место в безвестии не осталось...» [Там же, с. 116]. Но цитата из Г.Ф. Миллера слишком обширная, чтобы поместиться в подчищенный фрагмент. И.В. Белич находит объяснение: «Из- ложи Филимонов эту часть отрывка из Миллера своими словами, сошлись бы как раз те 1,5 стро- ки первого текста, которые он вытравил» [Там же]. Но позвольте, текст, возможно, и сошелся бы, однако как увязать смысл с не подчищенными словами в одном предложении? Посмотрим внимательно на подчистку в тексте В. Филимонова. Действительно, часть слов выделяется из основного текста светлым фоном и меньшим шрифтом (рис.). Уберем подчищенные слова от запятой до точки: «а татаре... объявляют... и на том... под No 2.». И как в пропуски вставить

1 И.В. Белич ушел из жизни, однако вопросы, поднятые в его последних публикациях, остаются актуальными и требуют развернутого обсуждения.

Атлас Тобольской губернии 1806 г. — источник для поиска могилы Ермака или фальсификация...

«реконструкцию» И.В. Белича? Не стыкуются «дабы суеверие над могилой також уничтожи- лось...» ни с «а татаре... объявляют», ни с «No 2». Становится понятным, что подпись, реконст- руированная И.В. Беличем, к данному документу не имеет отношения, а В. Филимонов только подправил свой текст, передающий информацию, полученную им от местных жителей.

Зачем же И.В. Белич проделал этот труд по реконструкции стертого текста? Все просто. Только на основании своих подозрений он обвиняет В. Филимонова в сознательном подлоге слов Г.Ф. Миллера собственными его, Филимонова, словами. «Но желание землемера разы- скать могилу Ермака было столь велико, что в результате в “Плане” он выдал желаемое за дей- ствительное» [Белич, 2015d, с. 116]. Дальше — больше, И.В. Белич, нисколько не сомневаясь, приписывает В. Филимонову рвачество: «За Атлас 1806 г. Филимонову светила бы “Анна на шее”, но ни за ордена, ни в расчете на повышение чина никто не кинулся искать могилу Ермака. <...> Но потому, что профессора Академии наук, отменно знавшие «Истории» Миллера и Ремезова, просто заметили подлог в Плане» [Там же, с. 117]. А где факты? Может быть, И.В. Белич нашел прошение В. Филимонова на высочайшее имя о награждении его орденом за отыскание могилы Ермака или сохранилась разгромная рецензия почтенных академиков, указывающих на бессовестный подлог? Нет таких данных в статье И.В. Белича. Все умозаключения — плод авторского вымысла.

В подтверждение своих рассуждений о подлоге В. Филимонова И.В. Белич пытается убе- дить нас в том, что у местного населения какие-либо сведения о Ермаке тобольский землемер получить просто не мог. Это ссылки и на различные «дозорные и переписные книги», и на «под- рядные записи» [Белич, 2015d, с. 114], в которых нет сведений о расположении могилы Ермака близ с. Бегишевского. Но нет там и сведений о расположении могилы Ермака на кладбище ю. Баишевских [Белич, 2015b, с. 39], а ее уж непременно должны были бы отметить, если сле- довать аргументации ученого.

Еще один «бесспорный» аргумент — «выбивание» из местного старосты нужных для В. Филимонова сведений. При этом воображаемом И.В. Беличем разговоре речь идет «вряд ли о могиле Ермака», а о «старой сосне подле их кладбища, там еще старинная могила была» [Белич, 2015d, с. 116]. Странная для этнолога постановка вопроса, ведь в Тобольском Приир- тышье татарские кладбища представляют собой участки, густо поросшие вековыми деревьями. Среди них располагаются западины — следы старых захоронений, над которыми сгнили дере- вянные решетчатые срубы. Яркие примеры таких кладбищ близ устья Вагая: Баишевское, Бе- гишевское, Второвагайское, Байгаринское. Поэтому подобная постановка вопроса просто бес- смысленна — на каждом татарском кладбище есть не одна такая могила.

Может быть, сибирские татары не знали, кто такой Ермак? Вот ведь ни Г.М. Ниязовой, ни И.В. Беличу они не открыли тайну могилы Ермака [Белич, 2015d, с. 114]. Надо заметить, эту тайну они не открыли и С.У. Ремезову [Краткая Сибирская летолпись..., 1880, л. 32], и Г.Ф. Миллеру [Миллер, 1750, с. 196]. Однако всего в нескольких километрах от старых Бегишевских юрт рас- положена «Ермакова перекопь», отмеченная уже в атласе С.У. Ремезова. Местные жители ко- нечно же ею пользовались [Миллер, 1750, с. 178, 179], когда двигались на долбленках, сокра- щая себе путь, вниз по течению р. Иртыш. Как отмечал священник Тобольского уезда И. Бедняков, Ермак упоминается в песнях сибирских татар, которые поются на праздниках [Ми- ненко, 1979, с. 23], да и нам в с. Бегишевском рассказали легенду о Ермаке и местной вдове.

Возможно, В. Филимонову указали место расположения археологического могильника, об- наруженного татарами при сведении леса и пашенных работах, считает И.В. Белич [2015d, с. 116]. Да, действительно, при наших исследованиях были обнаружены два погребения [Ада- мов, Турова, 2014, с. 282]. Но эти могилы даже не затронул плуг при вспашке в XX в. Именно от со- временного плуга, прорезавшего порой землю до 40 см, и остались на материке борозды, а не от сохи или пермянки (как предполагает, пытаясь ликвидировать нашу «безграмотность», И.В. Белич

[2015d, с. 117]), которые, по сути, только царапали верхний слой почвы. Поэтому не могли указать местные жители В. Филимонову древний грунтовый могильник. Они о нем просто не знали.

Но, может быть, на этой возвышенности стояла когда-то «кудрявая» сосна — почитаемое местными жителями дерево. Ведь мы, по уверению И.В. Белича, «вопреки здравому смыслу» это дерево и искали [Белич, 2015d, с. 118]. Разъяснению термина «кудрявая» исследователь посвятил немало строк [Белич, 2015d, с. 118, 119]. Хотя можно было просто сослаться на рабо- ту блестящего ученого А.П. Окладникова [1981, с. 129].

Современные технологии позволяют определить, стояло ли почитаемое дерево на расчищен- ном поле. Приклады (непременное составляющее такого объекта), среди которых были и мелкие металлические вещи, исчезнуть просто не могли. Изделия из металла, хорошо обнаруживаемые с помощью металлодетектора, точно бы локализовали месторасположение такого дерева. Но не- скольких разрозненных свинцовых пуль, одна утерянная пуговица и серебряная монета (чешуйка), найденные нами на обширном пространстве возвышенности, не позволяют говорить о расположе- нии здесь «кудрявой» сосны. Да и вряд ли сибирские татары решились бы выкорчевать лес вокруг почитаемого дерева, чтобы устроить здесь пашню. Не искал В. Филимонов «кудрявую» сосну. Он расспрашивал о могиле Ермака. И ответ он получил у местного татарского населения.

Зачем же В. Филимонов пытался на плане, пусть и в краткой форме, изложить то, что он узнал у местных сибирских татар? И про стрелу, и про кедр. Это не вяжется с версией С.У. Ре- мезова, изложенной Г.Ф. Миллером. И конечно же вызовет критику. Мы не знаем, каким В. Фи- лимонов был в жизни. Нам неизвестны воспоминания о нем. Но остались его труды — планы и карты. Возьмем карту, вызвавшую столько негодования у И.В. Белича [Белич, 2015d, c. 114, рис. 1]. Территория, отраженная на карте, составляет 135 км2 (километров!). Наш ученый этно- лог просто не понимает, что значит составить такой план, тем более в начале XIX в. Для него все просто: «Оказавшись по службе в тех местах, сначала он начертил “План древнего укрепления... от села Бегишевского” — лист 15 “Атласа”; затем написал текст в “План местоположению со- стоящему около реки Иртыша, реки Вагая...” — лист 20..., где, как “напечатано у профессора Миллера”, был “Ермак схоронен”. Эти планы явно делались им параллельно» [Там же, с. 116].

Неплохо владея современным оптическим теодолитом, я прекрасно понимаю, сколько нужно сделать перестановок прибора, чтобы снять план местности площадью всего 2–3 га. При каждом переносе теодолита возникают небольшие ошибки, которые, накладываясь, могут привести к серьезному искажению плана. А здесь нужно было нанести реку Иртыш со всеми ее поворотами, небольшие речки, озера, расположенные по левому и правому берегам Иртыша. Местность здесь покрыта лесом, местами заболочена, что является дополнительными препятствиями к составле- нию плана. Хорошо, что мы живем во время информационных технологий. Сейчас мы можем эту же местность наблюдать на фотоснимке из космоса. Наложив план, составленный В. Филимоно- вым, на космоснимок, мы увидели, что три основных озера по обоим берегам р. Иртыш, нанесен- ных на план, располагаются на тех же местах, что и на космоснимке [Адамов, 2015, с. 14]. Это означает, что план составлен В. Филимоновым с поразительной точностью. А значит, тобольский землемер — настоящий профессионал, и при этом обладающей громадной работоспособностью.

Если судить по составленному В. Филимоновым плану, то складывается убеждение, что зем- лемер не мог делать что-то спустя рукава, наспех, на глазок. Казалось бы, нет ничего проще, чем, опираясь на работу Г.Ф. Миллера, нанести на план местности кладбище у Бегишевских юрт, по- ставить там крестик и указать в тексте, что здесь находится могила Ермака. Хорошая иллюстра- ция бы получилась к истории Г.Ф. Миллера, ученые академики были бы довольны и потомки гря- зью бы не поливали. А если что непонятно, то это к Г.Ф. Миллеру, мы лишь иллюстраторы.

Не таков В. Филимонов, он должен сделать свою работу добросовестно. Что же не нравит- ся губернскому землемеру, где он чувствует фальшь? Что мы знаем из первого источника по обстоятельствам и месту погребения Ермака — летописи С.У. Ремезова? Что сибирские татары вдруг объявили Ермака богом и погребли его под кудрявою сосною на Баишевском кладбище по своему закону и «Бъ бо отъ Ермакова тъла и отъ платья чюдотвореніе: болъзненнымъ исцъленіе, родителницемъ и младенцемъ на отгнаніе недугомъ, на войнъ и въ пролыслехъ удача» [Краткая Сибирская летопись..., 1880, л. 30].

Вот тут бы и проявить свои знания И.В. Беличу: объяснить, почему военного предводителя вражеского войска, иноверца, объявили богом и погребли рядом с астаной до сих пор почитае- мого святого Хаким-ата, точнее, Сулеймана Бакыргани — ученика и преемника Ахмада аль- Йасави (около 1105–1166) [Белич, 2015d, с. 119]. Почему здравый смысл подсказывает И.В. Беличу, что археологи должны были в 2014 г. искать кладбище Бегишевских юрт [Там же, с. 118], а археологи вопреки этому смыслу ищут могилу Ермака вдали от кладбища. На эти главные во- просы мы не находим ответа в многочисленных статьях, доказывающих, что истина известна только С.У. Ремезову и И.В. Беличу.

Как же С.У. Ремезов получил эти столь важные для нас сведения? Может быть, ему это рассказали сыновья мурзы Кайдаула, получившие по наследству заветный панцирь Ермака. Нет, скорее всего, впервые эту историю услышал калмыцкий тайша Байбагиш, который и начал добиваться покупки этого панциря еще у мурзы Кайдаула [Бахрушин, 1916, с. 23]. От своего отца эту историю узнал и тайша Аблай, рассказавший ее У.М. Ремезову [Краткая Сибирская ле- топись..., 1880, л. 32; Миллер, 1750, с. 196], последний поделился ею с С.У. Ремезовым, который прилежно, но по воспоминаниям изложил ее в своей летописи. Весьма непростой путь устного рассказа, перед тем как он был запечатлен на бумаге.

Пожалуй, первым задумался над достоверностью истории о погребении Ермака Г.Ф. Миллер, прямо пишущий, что не смог найти подтверждений изложенному С.У. Ремезовым, и прежде всего относительно места, где был погребен Ермак [1750, с. 196]. Удивляясь, как быстро забыли татары место захоронения вроде бы почитаемого ими святого. Кроме того, он знал, что на Баишевском кладбище находится астана, и, наверное, ему объяснили знатные татары, что погребение Ермака рядом с почитаемым святым просто невозможно. Именно поэтому он, излагая по С.У. Ремезову подробности нахождения тела Ермака и его погребения, не мог заставить себя написать заведо- мую неправду. И вместо кладбища при «Баишевских» юртах, как у С.У. Ремезова, написал «Бе- гишевских».

Еще на одном сюжете, рассмотренном И.В. Беличем, хотелось бы остановиться — на распо- ложении старых Бегишевских юрт. Как пишет этнолог, впервые их нанес на план С.У. Ремезов в своей «Хорографической чертежной книге» [Белич, 2015d, с. 117]. План В. Филимонова был со- ставлен значительно позднее плана С.У. Ремезова, когда уже старых юрт не существовало. В. Филимонов поместил их на берегу Иртыша, на правом берегу р. Исток, вытекающей из оз. Бу- дановского [Там же, с. 114, рис. 1]. Именно здесь мы их и обнаружили. Находки монет XVII — пер- вой половины XVIII в., часть из которых с отверстиями для пришивания, позволили точно локали- зовать расположение старых Бегишевских юрт. По плану же С.У. Ремезова, юрты находятся вда- ли от левого (!) берега реки, вытекающей из оз. Будановского [Leo Bagrow, л. 82а]. Итак, В. Фили- монов точно нанес уже несуществующие юрты, тогда как на карте С.У. Ремезова они нанесены с серьезной ошибкой. И еще одно замечание. И сегодня, спустя 250 лет после переноса села, ме- стные жители точно указывают его былое местоположение, рассказывая при этом легенду о при- чинах переноса юрт на новое место.

Если местные жители спустя 250 лет помнят месторасположение старых Бегишевских юрт, то почему бы они не могли спустя 220 лет помнить о месте расположения могилы Ермака, ко- торое и показали В. Филимонову.

Подводя итог, можно констатировать, что В. Филимонов честно и добросовестно нанес на карту то, что узнал у местных сибирских татар, и поэтому эта карта является ценным историче- ским источником. Как любой источник, она нуждается во всеобъемлющей критике и проверке. Но именно в научной критике, а в не выдвижении ничем не обоснованных обвинений против ее автора. Именно проверкой этого источника и были наши работы 2014 г. Часть сведений, содер- жавшихся в карте В. Филимонова, была подтверждена [Адамов, 2015, с. 14], хотя выполненный объем работ составил всего лишь 1/10 часть от необходимого. Мы далеки от мысли, что со- ставленная В. Филимоновым карта бесспорное свидетельство о реальном месте захоронения Ермака. Слишком большой срок отделяет составление атласа 1806 г. от момента смерти Ерма- ка. Но так сложилось, что сведения губернского землемера можно проверить, в отличие от вер- сии о захоронении на Баишевском кладбище, изложенной С.У. Ремезовым. Мы уверены, что атаман Ермак заслуживает того, чтобы эта, пусть и призрачная, версия была отработана на сто процентов. И мы продолжим свои исследования.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Адамов А.А. Поиски могилы Ермака: Археологические исследования // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение, вопросы теории и практики. Там- бов: Грамота, 2015. No 9-1 (59). С. 13–15.

69

А.А. Адамов

Адамов А.А., Турова Н.П. Результаты археологических исследований по поиску могилы Ермака у юрт Бегишевских Вагайского района Тюменской области // Тобольск научный — 2014: Материалы XI Всерос. науч.-практ. конф. Тобольск: Принт-Экспресс, 2014. С. 181, 182.

Бахрушин С. Туземные легенды в «Сибирской истории» С. Ремезова // Исторические известия, изда- ваемые Историческим обществом при Московском университете. М., 1916. No 3–4. С. 1–28.

Белич И.В. «Знамения, почем познавать в чертеже какие места»: (К вопросу о местонахождении мо- гилы Ермака) // Актуальные вопросы общественных наук: Социология, политология, философия, история: Сборник статей по материалам LI Междунар. науч.-практ. конф. Новосибирск, 2015a. No 7 (47). С. 51–68. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://sibac.info/19443.

Белич И.В. К вопросу о местонахождении могилы Ермака: «Бегишево (Баишево) кладбище или Беги- шев погост» // Евразийский союз ученых. Исторические Науки. 2015b. No 7 (16). С. 37–41. [Электрон. ре- сурс]. Режим доступа: http://www.euroasia-science.ru/files/arhiv/24-25.07.2015/p7/5-107.pdf.

Белич И.В. О месте захоронения Ермака по акварели Михаила Степановича Знаменского // Universum: Общественные науки. 2015c. No 12 (21). С. 1–31.

Белич И.В. «План» тобольского землемера 1806 г., или О том, как он выдал желаемое за действи- тельное: (К вопросу о местонахождении могилы Ермака) // Вестник археологии, антропологии и этногра- фии. 2015d. No 4 (31). С. 113–121.

Коновалова Е.Н. Атлас Тобольской губернии 1806 г. // Православный просветитель. 2012. No 6 (75). С. 12–13.

Коновалова Е.Н. Карты Земли Тюменской XVI — начала XX вв.: Очерки. Тюмень: ТюмГНГУ, 2015. 494 с.

Краткая Сибирская летопись (Кунгурская) со 154 рисунками. СПб.: Тип. Ф. Г. Елеонскаго и Ко, 1880. 39 л., 48 стб.

Миллер Г.Ф. Описание сибирского царства. СПб.: При Императорской Академии Наук, 1750. 490 с.

Миненко Н.А. Досуг и развлечение у русских крестьян Западной Сибири в XVIII — первой половине XIX в. // СЭ. 1979. No 6. С. 18–31.

Окладников А.П. Туземные легенды о Ермаке: (Опыт историко-этнографической интерпретации) // Сиб. огни. 1981. No 12. С. 126–133.

Leo Bagrow Collection of Maps of Siberia, 1667–1726 (MS Russ 72). Houghton Library, Harvard University [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://pds.lib.harvard.edu/pds/view/18273155.

А.А. Adamov

Tobolsk Complex Scientific Station of the Ural Branch of the RAS Аkad. Iu. Osipova st., 15, Tobol'sk, 626152, Russian Federation E-mail: adamowaa@yandex.ru

TOBOLSK GOVERNORATE MAP OF 1806: A SOURCE FOR SEARCHING ERMAK’S GRAVE OR FALSIFICATION OF ITS AUTHOR?

This article is aimed at investigating the 1806 Map of Tobolsk Governorate, which has been presented to a wider research community relatively recently. This is a unique source indicating the exact location of the grave of Ermak (the first Russian conqueror of Siberia). On the «Plan of a location near the Irtysh river, the Vagay river and other lakes and rivers...», a provincial land surveyor V. Filimonov put a sign indicating a dry Siberian pine 10 yards from the tomb of Ermak. In an extensive text on the map, Filimonov in his own words outlined the details of G.F. Miller’s data referring to the last battle of Ermak and the details of his burial. This text was supplemented by information obtained from the local Tatar population. At the same time, as a conscientious researcher, he clearly delineated the narration of G.F. Miller’s works from the gathered data. In recent articles, I.V. Belich has made an assumption that V. Filimonov forged the historic source by changing Miller’s text and unreasonably mapped the location of Ermak’s grave near Begishevо Yurts. However, a careful analysis of the explanatory text to the map has not confirmed this assumption. In addition, there is no proof for suppositions about Filimonov’s grabbing habit and the disclosure of the forgery back in the 19th century. Archaeological excavations conducted on the site of the alleged grave of Ermak have failed to confirm the statement that local residents just pointed to V. Filimonov at a medieval burial ground or the location of a revered tree. At the same time, the map analysis shows that it was drawn by a professional, who indicated Ermak’s burial place based on the information having been obtained from local residents. As any other historical source, this map undeniably requires a comprehensive re-examination and criticism. However, this should be a scientific criticism, rather than mere accusations against its author.

Key words: Map of Tobolsk Governorate of 1806, land surveyor V. Filimonov, Ermak’s grave, S.U. Remezov, G.F. Miller, Siberian Tartars.

DOI: 10.20874/2071-0437-2018-42-3-065-071
70

Атлас Тобольской губернии 1806 г. — источник для поиска могилы Ермака или фальсификация...

REFERENCES
Adamov A.A. (2015). Ermak's grave search: Аrchaeological research. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i

iuridicheskie nauki, kul'turologiia i iskusstvovedenie, voprosy teorii i praktiki, (9-1 (59)), Tambov: Gramota, 13–15. Adamov A.A., Turova N.P. (2014). The results of archaeological research on the search for the Ermak grave near the Begishevo yurts of the Vagay district of the Tyumen region. Tobol'sk nauchnyi — 2014: Materialy XI Vse-

rossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Tobol'sk: Print-Ekspress, 181–182.
Bakhrushin S. (1916). Native legends in the «Siberian History» by S. Remezov. Istoricheskie izvestiia, izda-

vaemye Istoricheskim obshchestvom pri Moskovskom universitete, (3–4), Moscow, 1–28.
Belich I.V. (2015a). «Signs, how do I know in the drawing which places»: (On the location of the grave of Ermak). Aktual'nye voprosy obshchestvennykh nauk: Sotsiologiia, politologiia, filosofiia, istoriia: Sbornik statei po materialam LI Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, (7 (47)), Novosibirsk, 51–68, available:

http://sibac.info/19443.
Belich I.V. (2015b). On the location of the grave of Ermak: «Begishevo (Baishevo) cemetery or Begishev

churchyard». Evraziiskii soiuz uchenykh. Istoricheskie Nauki, (7 (16)), 37–41, available: http://www.euroasia- science.ru/files/arhiv/24-25.07.2015/p7/5-107.pdf.

Belich I.V. (2015c). On the place of burial of Ermak on the watercolor of Mikhail Stepanovich Znamensky. Universum: Obshchestvennye nauki, (12 (21)), 1–31.

Belich I.V. (2015d). «Plan» of the Tobolsk surveyor in 1806, or Аbout how he gave his wishful thinking (to the question of the whereabouts of Ermak's grave). Vestnik arkheologii, antropologii i etnografii, (4 (31)), 113–121.

Konovalova E.N. (2012). Atlas of the Tobolsk province of 1806. Pravoslavnyi prosvetitel', (6 (75)), 12–13.

Konovalova E.N. (2015). Maps of the Earth of the Tyumen XVI — early XX centuries: Еssays, Tiumen': TiumGNGU, 494.

Miller G.F. (1750). Description of the Siberian kingdom, St. Petersburg: Pri Imperatorskoi Akademii Nauk, 490 р.

Minenko N.A. (1979). Leisure and entertainment among Russian peasants of Western Siberia in the XVIII — first half of the XIX century. Sovetskaia etnografiia, (6), 18–31.

Okladnikov A.P. (1981). Native legends about Ermak: (The experience of historical and ethnographic inter- pretation). Sibirskie ogni, (12), 126–133.

Источник