•  

Краниологические материалы из могильника каменской культуры Новотроицкое-1 М. П. Рыкун

Краниологические материалы из могильника каменской культуры Новотроицкое-1 М. П. Рыкун

The paper examines craniological materials (49 male and 35 female crania) from the Early Iron Age mound burial ground of Novotroitskoye-1 in the Upper Ob basin. The burial ground is dated between the 4th—3rd cc. B. C. — 3rd—2nd cc. А. C. and belongs to a range of the Kamenka culture sites.

The population that left this burial ground is treated as Europeoid one, with Mongoloid admixture. In the genesis of the Europeoid constituent, influence of proto-European layer could be traced which dominated among the popula- tion of the Andronovo (Fyodorovo) culture of the Bronze Age. The Mongoloid admixture being hetero-genous; at least two constituents of different origin could be identified, namely, the taiga West Siberian and Central Asian ones.

The identified ethnogenetic contacts point to certain similarities in race-formation of the Kamenka culture popula- tion with the Saki (in particular those from the South Lower Aral basin), and the Sargatka West Siberian groups. Con- tacts with Central and East Tuva tribes of the Scythian time, the Altai tribes, as well as the Usunej-Uge tribes from East Kazakhstan could be detected as well.

В последнее время наметилось несколько подходов к решению проблем соотношения архео- логических культур раннего железного века в районе Верхнего Приобья — большереченской, ка- менской, староалейской, быстрянской и их локальных вариантов [Троицкая, Бородовский, 1994; Могильников, 1997, 1999; Абдулганеев, Владимиров, 1997]. Первоначальные немногочисленные па- леоантропологические материалы из могильников этого периода указали на сложность расогенети- ческих процессов, протекавших в эпоху раннего железного века на Алтае — горном, предгорном, лесостепном. Краниологические серии рассматривались антропологами в рамках большереченской культуры [Дебец, 1948; Алексеев, 1954, 1958; Дремов, 1970; Алексеев, Гохман, 1984]. Отмечен смешанный состав населения, имеющий как европеоидный (местный), так и монголоидный (при- шлый) компоненты, соотношение которых меняется в зависимости от датировки и локализации могильников. Европеоидный компонент связан с древним населением палеоевропейского типа, монголоидный — с населением таежной зоны Западной Сибири. Характерные особенности монго- лоидного компонента — малые размеры лица и низкие орбиты. Отмечено наличие центральноа- зиатских монголоидных элементов, появление которых, видимо, связано с влиянием населения Горного Алтая [Дремов, 1970].

Новые палеоантропологические материалы с территории Верхнего Приобья эпохи раннего железа позволяют более определенно говорить об антропологическом составе населения культу- ры, которая одними авторами определяется как большереченская (в классическом понимании) [Троицкая, Бородовский, 1994], другими — как каменская [Уманский, 1980; Могильников, 1980]. Между тем вопрос о соотношении каменской и большереченской культур до сих пор остается дис- куссионным [см.: Могильников, 1997; Итоги изучения..., 1999].

Анализ краниологической серии из могильников Масляха 1 и 2, относящихся к каменской куль- туре Верхнего Приобья, указывает на наличие как европеоидного, так и монголоидного компонента в составе данной популяции. Причем последний несет в себе влияние как центральноазиатского, так и западносибирского направления [Рыкун, 1999, с. 85]. Однако для более детального опреде- ления соотношения компонентов и их истоков необходимо изучить другие серии, относящиеся к каменской культуре.

В данной работе анализируются краниологические материалы из курганного могильника Верх- него Приобья эпохи раннего железа Новотроицкое-1 (Алтайский край, раскопки В. А. Могильникова и А. П. Уманского, 1980–1984, 1987 гг.). По археологическим данным исследуемый могильник да- тируется в пределах IV–III — III–II вв. до н. э. [Могильников, 1997; Уманский, 1991] и относится к кругу памятников каменской культуры, которая существовала с середины VI по I в. до н. э. на об- ширной территории от Павлодарского Прииртышья и Западной Кулунды до Бар-наульско- Новосибирского Приобья. В Верхнем Приобье каменская культура локализовалась вдоль р. Оби и по ее притокам от Барнаула до устья р. Уени на севере Новосибирской области.

Исследуемая краниологическая серия из могильника Новотроицкое-1 достаточно представи- тельна и насчитывает 49 мужских и 35 женских черепов.

В мужской серии в ряде случаев наблюдается повышенный уровень изменчивости эмпирических дисперсий по сравнению со среднемировыми данными. Это объясняется наличием в серии несколь- ких черепов, которые по ряду признаков занимают крайнее положение в категориях размеров. В це- лом же изменчивость краниометрических признаков в серии Новотроицкое-1 характеризуется нор- мальным распределением, характерным для более или менее однородной серии (табл. 1).

Мужские черепа характеризуются средними величинами продольного и большими поперечно- го диаметра, по форме мезокранные. При большой высоте они по высотно-продольным пропорци- ям гипсикранные, по высотно-поперечным метриокранные. Лоб широкий, весьма наклонный, над- переносье хорошо выражено. Лицо средней высоты, но довольно широкое (большая категория), мезопрозопное, в вертикальной плоскости — ортогнатное. Величина угла альвеолярной части ли- ца указывает на некоторый прогнатизм в этой области. Орбиты широкие, средней высоты, по про-

порциям хамеконхные. Высота носа на границе средних и больших величин, ширина небольшая, по носовому указателю — мезоринный. Передненосовая ость выраженная, встречается как антро- пинная, так и инфантильная формы нижнего края грушевидного отверстия, в двух случаях — ямки. Угол выступания носа средней величины, клыковая ямка средней степени выраженности. По ве- личинам углов горизонтальной профилировки лицевого скелета, черепа характеризуются упло- щенностью лица на уровне орбит и относительно большей профилированностью в подносовой области. Средняя ширина носовых костей и большая ширина переносья сочетается со средней их высотой, дакриальный и симотический углы чуть больше 90° (∠D = 90,6°; ∠S = 92,2°).

Таблица 1

n x min–max s n x min–max s

Средние размеры и указатели черепов из могильника Новотроицкое-1

Признаки, их номера по Мартину или условное обозначение

1. Продольный диаметр
8. Поперечный диаметр
17. Высотный диаметр (ba–b)
20. Высотный диаметр (po–b)
8:1. Черепной указатель
17:1. Высотно-продольный указатель от ba.
20:1. Высотно-продольный указатель от po.
17:8. Высотно-поперечный указатель от ba.
20:8. Высотно-поперечный указатель от po.
5. Длина основания черепа
11. Ширина основания черепа
9. Наименьшая ширина лба
10. Наибольшая ширина лба
9:8. Лобно-поперечный указатель
9:10. Лобный указатель
29. Лобная хорда
Sub. Νβ. Высота изгиба лба
Sub. Νβ.:29. Указатель выпуклости лба
Sub. 9. Высота лобной кости над наименьшей шириной Угол поперечного изгиба лба
32. Угол профиля лба от n.
GM/FH. Угол профиля лба от g.
Надпереносье (1–6)
12. Ширина затылка
Наружный затылочный бугор (0–5)
Сосцевидный отросток (1–3)
Форма черепа, %

ellipsoides ovoides sphaenoides sphaeroides

40. Длина основания лица
40:5. Указатель выступания лица
43. Верхняя ширина лица
46. Средняя ширина лица
45. Скуловой диаметр
45:8. Поперечный фацио-церебральный указатель 9:45. Лобно-скуловой указатель
48. Верхняя высота лица
47. Полная высота лица
48:17. Вертикальный фацио-церебральный указатель 48:45. Верхний лицевой указатель
47:45. Общий лицевой указатель
72. Общий лицевой угол
73. Средний лицевой угол
74. Угол альвеолярной части
43(1). Биорбитальная ширина
Высота назиона над биорбитальной шириной
77. Назомалярный угол
zm′–zm′. Зигомаксиллярная ширина
Высота субспинале над зигомаксиллярной шириной ∠zm′. Зигомаксиллярный угол
51. Ширина орбиты от mf.
51а. Ширина орбиты от d.
52. Высота орбиты
52:51. Орбитный указатель от mf.
52:51а. Орбитный указатель от d.

Мужчины Женщины

22 183,9 19 147,0 12 137,2 16 116,7 16 79,8 11 75,3 14 63,9 10 93,7 15 80,3 11 104,3 22 132,6 31 100,0 25 124,6 14 67,9 21 80,4 19 113,8 19 24,9 19 21,8 26 17,9 26 140,5 13 79,5 13 71,9 33 3,7 23 114,1 44 1,3 47 2,3

6 18,8 10 31,2 14 43,8 2 6,2 10 100,7 9 96,1 29 111,6 27 101,7 15 139,6 13 95,5 13 71,3 27 73,2 13 120 11 53,6 13 52,2 10 86,6 14 85,6 14 87,6 13 79,6 22 102,0 22 16,0 23 145,3 23 99,9 23 24,9 23 133,5 25 43,2 21 41,4 31 33,2 25 75,8 21 80,0

173–195 7,3 18 171,4 160–184 6,4 121–161 8,9 17 139,2 126–148 6,2 131–149 4,8 11 128,4 116–136 5,9 109–127 5,4 15 110,8 104–122 4,8 67,6–93,1 6,8 16 81,4 71,6–91,2 5,7 70,8–81,9 3,8 10 73,8 69,5–76,6 3,5 57,1–69,8 3,7 14 64,6 59,1–73,1 3,6

85,7–110,7 7,4 10 92,7 81,7–100 5,4 73,9–91,7 4,4 13 80,2 74,6–85,5 3,3 96–115 6,6 10 98,6 94–105 4,2 116–143 7,2 18 126,9 118–138 5,4 90–116 6,5 25 95,5 86–104 4,2 107–135 7,0 22 119,6 111–131 5,3 63,1–75,2 4,8 16 68,7 63,8–77,0 3,7 73,3–87,7 4,5 20 80,0 74,2–87,2 3,4 106–129 6,7 21 107,6 99–117 6,2 20,5–30,3 3,1 21 24,9 19,2–31 3,1 18–26 2,4 20 23,1 19,1–27,4 2,5 13–26,6 3,1 22 16,6 10,5–20,5 2,4 123–149 5,8 22 141,8 136–152 4,3 72–86 3,7 10 81,5 74–88 4,9 65–80 4,2 10 74,8 68–79 3,4

2–5 – 28 2,96 1–3 – 101–127 6,6 20 107,6 100–124 5,8

0–4 – 31 0,61 0–2 – 1–3 – 31 1,13 1–2 –

– – 10 38,5 – – – – 4 15,4 – – – – 11 42,3 – – – – 1 3,8 – –

94–112 5,4 8 95,9 85–102 4,1 91,2–101,0 3,4 8 97,2 94,3–100 2,1 102–121 5,4 23 105,3 98–116 4,1 90–111 4,8 15 96,3 87–103 5,3 129–149 7,1 10 130,8 125–138 4,8 89,2–108,3 4,8 9 95,3 89,9–100,8 3,7 62,6–76,7 4,6 10 72,8 67,6–76,7 2,5 65–83 3,9 17 68,5 63–75 3,1 111–127 5,6 8 112,5 105–118 4,1 51,4–57,4 2,0 10 53,4 47,8–59,5 3,6 47,2–56,5 2,3 8 53,4 50,4–59,0 3,1 84,1–93,0 2,6 7 86,7 78,9–92,5 5,1 82–95 4,0 9 83,1 75–88 3,9 84–96 3,6 9 85,3 78–91 3,6 74–91 5,4 9 76,7 67–85 5,0 93,6–110,0 4,4 20 98,2 91–102,5 3,5 11,6–25,6 3,1 20 15,6 11–19 2,6 126,7–154,0 6,1 20 144,8 136–156 5,8 85,6–110,0 5,0 12 96,5 88–102 4,7 11,6–26,7 16,1 11 22,4 19–29 3,0 120,7–153,0 7,3 11 130,0 121–138 4,7 39,6–47,0 1,8 19 42,3 39–46 2,0 38–46 2,0 15 39,8 37–42,5 1,4 28,3–37,0 1,8 19 31,8 28–36 1,8

63,8–85,4 4,8 18 74,9 65,2–87,2 5,3 14 79,2

67,4–86,7 4,3 72,2–83,3 3,1

Признаки, их номера по Мартину или условное обозначение

55. Высота носа
54. Ширина носа
54:55. Носовой указатель
Нижний край грушевидного отверстия, %

26 53,4 27 25,4 24 47,6

46,0–58,0 3,0 21–28 1,8 41,1–56,0 3,5

19 49,3 18 23,6 15 48,7

Окончание табл.1 Женщины

s

44–55 3,0 20–29,4 2,1 43–55,1 4,5

Мужчины

n

x min–max s

n

x

min–max

antropina 13 40,6 – – 16 66,7 – – infantilis 16 50 – –8 33,3 – –

fossae praenasales
Передненосовая ость (1–5)
75. Угол наклона носовых костей
75(1). Угол выступания носа
SC. Симотическая ширина
SS. Симотическая высота
SS:SC. Симотический указатель
∠S. Симотический угол
DC. Дакриальная ширина
DS. Дакриальная высота
DS:DC. Дакриальный указатель
∠D. Дакриальный угол
FC. Глубина клыковой ямки
62. Длина неба
63. Ширина неба
63:62. Небный указатель
68(1). Длина нижней челюсти от мыщелков 68. Длина нижней челюсти от углов
65. Мыщелковая ширина
66. Угловая ширина
70. Высота ветви
71а. Наименьшая ширина ветви
67. Передняя ширина нижней челюсти
69. Высота симфиза
69(1). Высота тела нижней челюсти
69(3). Толщина тела нижней челюсти
79. Угол ветви нижней челюсти
∠С′. Угол выступания подбородка

3 9,4
24 3,3
12 58,8
12 25,9
19 8,17
18 3,72
18 49,39
18 92,2
16 23,22
16 11,56
16 50,93
17 90,6
30 4,31
19 47,6
22 41,4
14 85,4
39 107,5 96–119 5,7 29 102,4 94–111 4,1

– – 0 0 1–5 – 13 2,23 49–73 7,6 9 59,3 20–34 5,2 10 24,6 5,00–18,00 2,9 15 9,05 2,00–6,00 1,1 14 4,07

– – 1–3 –

22,20–75,00 12,3 14 44,07 67–132 14,9 14 97,9 18–31 3,2 15 21,6 9–15 1,6 14 10,9

49–64 3,4 21–34 3,7 6–12,3 2,1 1,9–5,6 1,1 28,8–56,7 7,4 83–120 9,7 18,6–25,2 2,2 9,3–13,2 1,1 41,3–59,6 5,3

29–68,2 10,3 14 51 72–120 11,9 14 89,1 1,5–9,5 10,3 15 3,7

80–101 6 0,5–7 1,6 39–51 3,3 32–45 3,3

10–53 3 12 45,6 37–46,1 2,6 16 33,0 69,8–93 6,2 12 85,4

72,3–97 6,1

43 81,6
31 121,8 102–135 8,4 20 114,8 99–127 7,0

72–90 4,5 29 77,6 73–87 3,5

38 107,5 39 58,5 45 35,5 45 48,1 39 34,9 47 33,5 48 14,3 43 121,9 41 65,6

90–121 6,6 28 96,8 48–68 5,1 28 54,8 31–41 2,7 30 33,2 44–55 2,6 31 44,8 28–41 3,1 27 31,4 29–38 2,4 30 30,5 12–19 1,7 32 12,2

113–132 5 29 122 54–84 6,9 28 62,9

85–109 6,3 45–66 5,4 27–38 2,7 40–51 2,3 26–37 2,7 24–37 2,6 10–16 1,7

110–135 6,4 47–75 7,6

Женские черепа характеризуются средними величинами продольного и поперечного диамет- ров, по форме брахикранные. При средней высоте они по высотно-продольным пропорциям попа- дают в разряд ортокранных, по высотно-поперечным — метриокранных. Лоб средней ширины, на- клонный, надпереносье выражено слабо. Лицо средней высоты, довольно широкое, в вертикаль- ной плоскости — мезоортогнатное с некоторым прогнатизмом альвеолярной части. Судя по вели- чинам углов лицевой скелет в горизонтальной плоскости профилирован довольно слабо, особенно на уровне орбит. Подобная морфологическая особенность наблюдается в строении женских чере- пов из могильника Масляха 1. Орбиты широкие и невысокие, по пропорциям хамеконхные. Нос средней высоты и ширины, по пропорции мезоринный. Передненосовая ость выражена умеренно, нижний край грушевидного отверстия преимущественно антропинной формы, довольно часто встречается инфантильная. Угол выступания носовых костей (24,6) небольшой, а в сочетании с небольшой глубиной клыковой ямки свидетельствует о слабой профилировке средней части лица.

По дакриальному указателю мужская и женская выборки имеют примерно одинаковое значение, а вот в строении носовых костей наблюдаются некоторые различия. Носовые косточки в женской серии шире и выше, чем в мужской, симотический указатель соответственно ниже, чем у мужчин. По строению переносья женские черепа по симотическим размерам тяготеют к монголоидным группам, в то время как по дакриальным — к европеоидным. Значения дакриального и симотического углов не превышают 90°, и в целом по строению переносья черепа из могильника Новотроицкое-1 занимают промежуточное положение между европеоидными и монголоидными вариантами.

Таблица 2

Показатели УЛС, ПФЦ и оценка доли монголоидности в краниологических сериях из могильников каменской культуры Верхнего Приобья (ранний железный век) Мужские и женские черепа

Серия

Масляха 1, 2 Камень-2 Новотроицкое-1

40,8 28,9 48,9 37,9 53,8 36,0

92,7 94,4 92,5 92,5 91,8 93,1

УДМЭ

жен.

34,6 29,9 42,4 30,3 44,4 31,3

УЛС

ПФЦ

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

Эта же тенденция наблюдается при подсчете указателей уплощенности лицевого скелета (табл. 2). У мужчин значения УЛС (53,8) выше, чем у женщин (36,0). Если мужская серия характе- ризуется как типично смешанная (при равном участии европеоидов и монголоидов), то женская по уплощенности лицевого скелета выглядит более европеоидной. По соотношению лицевого и моз- гового отделов, женские и мужские черепа проявляют некоторое морфологическое сходство, зна- чения ПФЦ выравниваются (соответственно 93,1 и 91,8). Но вычисленный процент условной доли монголоидного элемента, значения которого значительно ниже в женской серии (31,3), нежели в мужской (44,4), говорит о более европеоидном облике женской части населения новотроицкой па- леопопуляции.

Похожая ситуация наблюдалась и в серии Масляха 1, 2, в которой для женских черепов харак- терно более европеоидное строение, чем для мужских [Рыкун, 1999].

Наличие европеоидного компонента в серии из Новотроицкого-1 несомненно, но монголоидный имеет более выраженный характер по сравнению с другими каменскими сериями (Камень-2, Масля- ха 1, 2) (табл. 2). Монголоидный низколицый компонент определенно присутствует во всех каменских сериях. Обобщенные коэффициенты Л. Пенроза по 21 признаку показывают, что наименьшие разли- чия наблюдаются между монголоидным краниологическим типом с низким лицом, выделенным по краниологическим материалам могильников лесостепной полосы Западной Сибири раннего железа [Багашев, 2001, с. 167], и серией черепов из Камня-2 (СR2 = 0,1654), затем следует Новотроицкое-1 (СR2 = 0,2796) и Масляха 1, 2 (СR2 = 0,3610). Сравнение исследуемых каменских групп с этими сум- марными краниологическими типами [Багашев, 2000, с. 71] по 13 краниологическим показателям (8:1; 17; 9; 45; 48; 55; 54; 51; 52; (∠D + ∠C) : 2; 77; ∠zm'; 75(1)) дало несколько повышенные значения СR2 как для низколицего монголоидного (СR2 = 0,551), так и для других монголоидных и европеоидных вариантов. Однако и в этом случае выявляется влияние низколицых монголоидов таежного запад- носибирского происхождения.

При сопоставлении серии из могильника Новотроицкое-1 по сумме признаков с краниологиче- скими материалами из могильников скифского типа раннего железного века получены следующие данные. (Сравнение проводилось по методу Пенроза — Кнуссмана по 15 линейным и 5 угловым наиболее значимым расоводиагностическим признакам — 1, 8, 17, 5, 9, 45, 40, 48, 55, 54, 51, 52, SS, DC, DS, 32, 72, 75(1), 77, ∠zm').

Мужские черепа из могильника Новотроицкое-1 обнаруживают наибольшее морфологическое сходство с масляхинской серией (каменская культура) и с серией из Притоболья (саргатская куль- тура) (табл. 3). В данных популяциях присутствует европеоидная основа (низколицый вариант) и отмечаемый и в той и в другой группе высоколицый монголоидный вариант.

Европеоидный пласт данных популяций, видимо, связан с протоевропейским типом андронов- ского населения эпохи бронзы, монголоидный неоднороден — одна часть его таежного западноси- бирского происхождения, другая — центральноазиатского.

Таблица 3

Коэффициенты Л. Пенроза между краниологической серией из могильника Новотроицкое-1 и привлекаемыми для сравнения группами Мужские черепа

CR2

CH2

Группы

CQ2

0,143 0,618 0,056 0,002 0,178 0,020 0,039 0,075

[Багашев, 2000]

  • »  0,336 0,336 0,002

  • »  0,255 0,263 0,010

Каменская культура (Масляха 1, 2) Каменская культура (Камень-2) Алтай предгорный (скифское время) Алтай горный (скифское время) Тува (скифское время)

[Рыкун, 1999]
[Рыкун, 2001]
[Алексеев, Гохман, 1984] »
[Алексеев, 1961] [Козинцев, 1977] [Алексеев, Гохман, 1984] »

0,168 0,285 0,309 0,815 0,321 0,367 0,223 0,224 0,213 0,359 0,403 0,420 0,380 0,412 0,686 0,748

0,378 0,386 0,500 0,504

0,451 0,506 0,420 0,558

0,219 0,316 0,422 0,427 0,405 0,558 0,343 0,997

0,266 0,351 0,251 0,339

Тагарская культура (Минусинская котловина) Тагаро-таштыкский этап (Минусинская котловина) Таштыкская культура (Минусинская котловина) Саргатская культура:

Притоболье Приишимье Прииртышье

Савроматы:
Нижнее Поволжье и Приуралье Западный Казахстан

Сарматы:
Поволжье и Приуралье
ранний этап (IV–II вв. до н. э.)
средний этап (I в. до н. э. — начало II в. н. э.)

Саки:
Приаралье (ранние) Приаралье (поздние) Киргизия (суммарно) Восточный Казахстан

Усуни:
Восточный Казахстан Киргизия

0,207 0,207

0,000

[Балабанова, 1998] [Гинзбург, Трофимова, 1972]

[Балабанова, 2000] »

[Гинзбург, Трофимова, 1972] »
»
[Гинзбург, 1956]

»
[Гинзбург, Трофимова, 1972]

0,010 0,004

0,067 0,168

0,118 0,006 0,186 0,798

0,104 0,107

Значительное сходство новотроицкой серии наблюдается и с теми группами, в составе кото- рых основным выступает европеоидный тип и присутствует заметная доля монголоидного компо- нента центральноазиатского происхождения. Это прежде всего относится к ранним сакским попу- ляциям Юго-Восточного Приаралья (суммарная серия из Тагискена и Уйгарака) и сериям из Горно- го Алтая и Тувы скифского времени. Элементы морфологического сходства обнаруживаются и с усуньскими сериями с территории Казахстана и Киргизии. Сходные расогенетические связи про- слежены и для саргатской серии из Прииртышья [Багашев, 2000, с. 172–173], что и определило их некоторое сходство с новотроицкой серией, в которой чуть выше доля высоколицего монголоидно- го компонента.

Различия возрастают с теми группами, в составе которых преобладает европеоидный компо- нент, а примесь монголоидного компонента незначительна. Это савромато-сарматские группы По- волжья и Приуралья, характеризующиеся более вытянутой мозговой коробкой, несколько высоким и значительно более узким лицом, хорошо профилированным в горизонтальной плоскости, высо- ким переносьем и большим углом выступания носовых костей. По этой же причине исследуемая серия дистанцируется и от тагарских, тагаро-таштыкских и таштыкских групп. Одна из причин от- личия новотроицкой серии как от тагарских, так и от савроматских черепов в том, что в составе исследуемой серии мало черепов европеоидного типа с высоким лицом, но значительно влияние крупнолицых монголоидов центральноазиатского происхождения.

Таким образом, величины обобщенного коэффициента Л. Пенроза определенно указывают на наибольшее сходство выборки из могильника Новотроицкое-1 с группами, в составе которых в той или иной степени присутствует классический андроновский (федоровского типа) компонент с при- месью монголоидных элементов различного происхождения (таежного западносибирского или центральноазиатского).

При анализе антропологических материалов с помощью многомерной статистики (табл. 4) видно, что наибольшие положительные значения по фактору 1 свойственны сериям, в которых преобладают высокие черепа с крупным лицом, высоким носом и высокими орбитами, наклонным лбом. Для них, однако, характерна некоторая горизонтальная уплощенность средней части лица и понижение значений угла выступания носовых костей. Со 2 фактором положительно связаны про- дольный диаметр, угол выступания носа, симотическая и дакриальная высоты, отрицательно — назомалярный угол. Увеличение продольного диаметра черепов данных серий сопровождается усилением европеоидных особенностей последних, а именно — увеличением угла носа, дакри- альной и симотической высот, уменьшением значений назомалярного и зигомаксиллярного углов. Величины факторных нагрузок по двум первым главным компонентам описывают 48,3 % общей дисперсии.

Таблица 4

Могильник Новотроицкое-1. Величины факторных нагрузок

Мужские черепа

1. Продольный диаметр
8. Поперечный диаметр
17. Высотный диаметр
5. Длина основания черепа 9. Наименьшая ширина лба 45. Скуловой диаметр

40. Длина основания лица 48. Верхняя высота лица 55. Высота носа
54. Ширина носа

51. Ширина орбиты
52. Высота орбиты
SS. Симотическая высота DC. Дакриальная ширина DS. Дакриальная высота 32. Угол профиля лба от n. 72. Общий лицевой угол 75(1). Угол выступания носа 77. Назомалярный угол ∠zm′. Зигомаксиллярный угол Собственные значения (λ) Общая дисперсия, %

Признаки

Фактор 2

0,6331 -0,5941 -0,0561 0,4040 0,2872 -0,3337 0,1448 0,1064 -0,0952 -0,1738 0,0489 0,1672 0,8271 -0,0367 0,4376 0,0499 -0,0462 0,6762 -0,8302 -0,6966 3,7292 18,6458

Фактор 1

0,3852 0,4029 0,8422 0,8264 0,4643 0,8321 0,4177 0,6959 0,6945 0,4149 0,5571 0,5102 0,2363 0,4277 0,5042 -0,6384 0,5769 -0,1511 -0,1441 0,4006 5,9324 29,6622

В корреляционном поле I и II главных компонент сравниваемые серии расположились в соот- ветствии с их морфологическими особенностями.

В положительном и отрицательно-положительном секторах графа (рис.) сконцентрированы серии черепов более европеоидного облика с небольшой долей монголоидной примеси. Это сав- ромато-сарматские группы Поволжья и Приуралья, группы из Минусы (тагарская, тагаро- таштыкская, таштыкская). Для них характерно сочетание таких особенностей, как мезокранная средневысокая черепная коробка, эуриморфное, умеренно профилированное в горизонтальной плоскости лицо. Происхождение европеоидного типа с таким сочетанием признаков связывается прежде всего с носителями андроновской (федоровский тип) культуры бронзового века.

В положительно-отрицательном поле графа сосредоточены выборки с заметной монголоид- ной примесью. Эти черепа имеют брахикранную высокую черепную коробку, крупное лицо, высо- кий нос, высокие орбиты, уплощенный лицевой скелет, небольшой угол выступания носовых кос- тей и невысокое переносье. Данная морфологическая комбинация признаков характерна для мон- голоидных групп, прежде всего центральноазиатского происхождения. Оказалось, что исследуе- мые черепа обнаруживают наибольшее морфологическое сходство с раннесакской серией Юго- Восточного Приаралья (Тагискен и Уйгарак) и с серией скифского времени из Горного Алтая. В со- ставе данных популяций неоднократно отмечалось присутствие значительной доли монголоидной примеси центральноазиатского генезиса [Гинзбург, Трофимова, 1972; Алексеев, Гохман, 1984; Де- бец, 1948; Дремов, 1990]. Причем среди сакского населения VII–V вв. до н. э. подобная монголоид- ная примесь сильнее выражена как раз в тагискенско-уйгараксой серии [Гинзбург, Трофимова, 1972].

Такие группы, как иртышская, ишимская, тобольская, барабинская (саргатская культура), мас- ляхинская (каменская), и серии из могильников скифского времени Тувы и предгорного Алтая за- нимают промежуточное положение между европеоидными и монголоидными группами. Для всех перечисленных серий в той или иной степени характерно наличие эуриморфного европеоидного компонента, связанного в генезисе с андроновским (федоровский тип) населением эпохи бронзы. В саргатских и каменской сериях присутствует монголоидный компонент западносибирского таеж- ного происхождения, особенностью которого является слабо профилированный лицевой скелет с небольшим углом выступания носовых костей, но несколько более высоким переносьем. Такой же монголоидный компонент (низколицый) обнаружен в составе населения предгорного Алтая и Тувы скифского времени. Кроме того, и в том и в другом случае отмечено влияние крупнолицего монго- лоидного компонента центральноазиатского происхождения [Дебец, 1948; Алексеев, 1958; Алексе- ев, Гохман, 1984; Рыкун, 1999; Багашев, 2000].

Таким образом, черепа из могильника Новотроицкое-1 по морфологическим признакам сбли- жаются с сериями, в которых преобладает монголоидный компонент, и дистанцируются от серий с заметным европеоидным компонентом. По сравнению с другими каменскими сериями (Камень-2, Масляха 1 и 2) Новотроицкое-1 проявляет с ними некоторую схожесть, но все-таки отличается от них большей долей монголоидного компонента, скорее всего центральноазиатского происхождения. Монголоидная примесь неоднородна, выделяется две комбинации антропологических признаков, каждая из которых характеризуется достаточно отчетливо выраженным морфологическим своеоб- разием, что указывает на различие путей их генезиса. Один из них (мезобрахикранный с широким и

высоким лицом) имеет, по всей видимости, центральноазиатское происхождение, но другой (суб- брахикранный с невысоким, широким лицом, широкими и средневысокими орбитами) может быть связан с западносибирским таежным населением.

Анализ краниологических материалов показал, что население, оставившее данный могильник, можно охарактеризовать как европеоидное, в составе которого присутствует монголоидная при- месь. Европеоидный расовый компонент исследуемой популяции уходит корнями к протоевропей- скому пласту, преобладающему в составе населения андроновской (федоровской) культуры эпохи бронзы. Монголоидный компонент состоит из двух частей разного происхождения — таежного за- падносибирского и центральноазиатского. Об этом свидетельствует морфологическое сходство исследуемых черепов с черепами суммарной тагискенско-уйгаракской серией и саргатскими се- риями (Приишимье и Приисетье).

Выявленные этногенетические связи указывают на родство населения, оставившего могиль- ник Новотроицкое-1, с саками (особенно Южного Приаралья), с саргатскими группами, а также об- наруживается связь с племенами Центральной и Восточной Тувы скифского времени, Горного Ал- тая и усуней-уге Восточного Казахстана, где наряду с основным европеоидным компонентом при- сутствует доля монголоидного компонента таежного западносибирского и центральноазиатского происхождения.

Литература

Абдулганеев М. Т., Владимиров В. Н. Типология поселений Алтая VI–II вв. до н. э. Барнаул, 1997. 148 с. Алексеев В. П. Палеоантропология лесных племен Северного Алтая // КСИЭ. 1954. Вып. 21. С. 63–69. Алексеев В. П. Палеоантропология Алтая эпохи железа // Советская антропология. 1958. No 1. С. 45–49. Алексеев В. П. Палеоантропология Алтае-Саянского нагорья в эпохи неолита и бронзы // ТИЭ. Нов. сер.

1961. Т. 21. С. 107–206.
Алексеев В. П., Гохман И. И. Антропология азиатской части СССР. М.: Наука, 1984. 207 с.
Багашев А. Н. Палеоантропология Западной Сибири: Лесостепь в эпоху раннего железа. Новосибирск:

Наука, 2000. 374 с.
Багашев А. Н. Хронологическая изменчивость краниологического типа нарымских селькупов (по мате-

риалам могильника Тискино) // ВААЭ. Вып. 3. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 2001. С. 159–174.
Балабанова М. А. Антропологический состав и происхождение ранних кочевников Южного Приуралья и

Нижнего Поволжья VI в. до н. э. — 1-й половины II в. н. э.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1998. С. 6. Балабанова М. А. Антропология древнего населения Южного Приуралья и Нижнего Поволжья. Ранний

железный век. М.: Наука, 2000. С. 74–75.
Гинзбург В. В. Древнее население восточных и центральных районов Казахской ССР по антропологиче-

ским данным // Антропологический сборник, 1. ТИЭ. 1956. Т. 33. С. 238–298.
Гинзбург В. В., Трофимова Т. А. Палеоантропология Средней Азии. М.: Наука, 1972. 372 с.
Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР // ТИЭ. М.; Л., 1948. Т. 4. 392 с.
Дремов В. А. Материалы к антропологии большереченской культуры // Известия лаборатории археологи-

ческих исследований. Кемерово, 1970. Вып. 2. С. 99–108.
Дремов В. А. Центрально-азиатские связи населения Горного Алтая в эпоху раннего железа по данным

антропологии // Проблемы археологии и этнографии Южной Сибири. Барнаул, 1990. С. 132–142.
Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий: Сб. науч. ст. / Под ред. Ю. Ф. Кирю-

шина и А. А. Тишкина. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1999. 284 с.
Козинцев А. Г. Антропологический состав и происхождение населения тагарской культуры. Л.: Наука,

1977. 143 с.
Могильников В. А. О культурах западно-сибирской лесостепи раннего железного века (итоги и проблемы

изучения) // Скифо-сибирское культурно-историческое единство. Кемерово, 1980. С. 41–48.
Могильников В. А. Население Верхнего Приобья в середине — второй половине I тысячелетия до н. э.

М.: ИА РАН, 1997. 195 с.
Могильников В. А. О составных компонентах генезиса населения северо-западных предгорий Алтая эпо-

хи железа // Экология древних и современных обществ: Тез. докл. конф. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 1999. С. 86–89.

Рыкун М. П. Материалы по краниологии населения Северного Алтая раннего железного века (каменская культура) // ВААЭ. Вып. 2. Тюмень: ИПОС СО РАН, 1999. С. 78–86.

Рыкун М. П. К вопросу о происхождении населения Верхнего Приобья раннего железного века (по мате- риалам могильника Камень-2) // Пространство культуры в археолого-этнографическом измерении. Западная Сибирь и сопредельные территории: Материалы XII Западно-Сибирской археолого-этнографической конф. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. С. 301–303.

Троицкая Т. Н., Бородовский А. П. Большереченская культура лесостепного Приобья. Новосибирск: Нау- ка, 1994. 184 с.

Уманский А. П. О культурной и этнической принадлежности курганов раннежелезного века в лесостепном Алтае // Барнаулу 250 лет: Тез. докл. и сообщ. к науч. конф. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1980. С. 50–53.

Уманский А. П. Аварийные раскопки курганов в пункте Новотроицкое-1 в 1987 г. // Охрана и исследования археологических памятников Алтая. Барнаул, 1991. С. 104–107.

Томск, Томский госуниверситет

Таблицы