•  

ПРОБЛЕМЫ ПОДГОТОВКИ УЧИТЕЛЕЙ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ШКОЛ ЗАУРАЛЬЯ В 1930–1950-е гг. (НА ПРИМЕРЕ ТОБОЛЬСКОГО ТАТАРСКОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УЧИЛИЩА)

Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2018. No 4 (43)

Г.Т. Бакиева

ФИЦ Тюменский научный центр СО РАН ул. Малыгина, 86, Тюмень, 625026 Е-mail: gulsifa-bakieva@yandex.ru

ПРОБЛЕМЫ ПОДГОТОВКИ УЧИТЕЛЕЙ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ШКОЛ ЗАУРАЛЬЯ В 1930–1950-е гг. (НА ПРИМЕРЕ ТОБОЛЬСКОГО ТАТАРСКОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УЧИЛИЩА)

Рассматривается деятельность татарского педагогического училища, работавшего в г. То- больске в 1934–1955 гг. Это было единственное в Зауралье учебное заведение, готовившее педагоги- ческие кадры для татарских начальных и неполных средних школ. Впервые на основе материалов ар- хива г. Тобольска и полевых исследований предпринята попытка восстановить картину организации учебно-воспитательного процесса в училище. Несмотря на все трудности училище каждый год выпус- кало квалифицированных учителей. Реформы образования в СССР привели к постепенному вытесне- нию татарского языка и культуры из содержания общего образования, поэтому в 1955 г. татарское педагогическое училище в Тобольске было закрыто.

Начало национальной политике в сфере образования было положено постановлением на- родного комиссариата просвещения 1918 г. «О школах национальных меньшинств». Под на- циональной школой Российской республики подразумевалась школа, которая обслуживала меньшинство населения, «отличающееся от большинства своим языком и бытовыми особенно- стями. Преподавание в такой школе ведется на родном языке» [Народное образование..., 1974, с. 145]. Программа РКП(б) 1919 г. устанавливала: «Полное осуществление принципов единой трудовой школы, с преподаванием на родном языке, с совместным обучением детей обоего пола, безусловно, светской, т.е. свободной от какого бы то ни было религиозного влияния, про- водящей тесную связь обучения с общественно-производительным трудом, подготовляющей всесторонне развитых членов коммунистического общества» [Там же, с. 18].

Основой для первых советских школ у сибирских татар стали мектебе и медресе — началь- ные и средние мусульманские учебные заведения. Они были включены в сеть государственных школ первой ступени, а преподавателями в них продолжали работать те, кто получил «старое» мусульманское образование. При этом школы сохранили два важных признака дореволюционных учебных заведений — национальный принцип формирования и преподавание на родном языке. В 1920-х гг. власти поставили задачу — переобучить учителей, получивших образование в конфес- сиональных учебных заведениях, что было реализовано путем организации краткосрочных педа- гогических курсов [Бакиева, 2016, с. 136–137].

С введением в 1930 г. всеобщего обязательного начального обучения детей (в объеме че- тырехлетнего курса начальной школы) остро встала проблема подготовки большого числа пе- дагогических кадров для национальных школ региона. В 1922 г. для подготовки учителей в та- тарские школы Тюменской области открылось тюрко-татарское отделение в Тюменском педаго- гическом техникуме [ГБУТО ГАТ, ф. Р-167, оп. 1, д. 108, л. 4]. В 1930 г. оно было преобразовано в самостоятельный педагогический татаро-башкирский техникум, который располагался в г. Тюмени на улице Семакова, д. 10. Возглавлял его директор Ш. Шайхутдинов [Гарифуллин, 2000, с. 137]. Однако после четырех лет работы техникум перевели в г. Тобольск и преобразо- вали в Тобольское областное татарское педагогическое училище. В течение двух десятков лет оно являлось единственным в Зауралье учебным заведением, которое готовило педагогические кадры для начальных и неполных средних школ региона (в то время Омской области).

Перевод педагогического техникума в Тобольск был обусловлен тем, что в Тюмени не наш- лось достаточных материальных ресурсов для обеспечения педагогов и учащихся всем необ- ходимым для полноценной учебной деятельности. Согласно акту, составленному бывшим ди- ректором Ш. Шайхутдиновым, с 7 июля 1934 г. учебная и финансовая части передавались вновь назначенному директору Б. Рагачурину [Ф. Р-934, оп. 1, д. 16. л. 1]. Местные власти в То- больске смогли обеспечить татарское училище учебными корпусами и общежитиями. Оно по- лучило в аренду здание по адресу: Тобольск, Красная площадь, д. 4, а также два каменных од- ноэтажных дома по ул. Клары Цеткин (д. 7) и по ул. Б. Октябрьская (д. 35) [Там же, д. 7, л. 3, 5, 8]. В 1941 г. татарское педучилище было переведено в каменное здание на 160 ученических мест по адресу: Красная Площадь, д. 6 (бывшее здание губернского музея), в котором оно функционировало до закрытия в 1955 г. [Там же, д. 75, л. 5].

В настоящей статье мы продолжаем развивать тему становления национального образова- ния у сибирских татар Тюменской области, начатую в других наших публикациях [Бакиева, 2008, 2009, 2016]. Впервые предпринимаем попытку восстановить картину организации учебно-воспита- тельного процесса в Тобольском татарском педагогическом училище, описываем успехи и про- блемы национального образования, показываем причины закрытия училища. Статья написана на основе материалов фонда Тобольского татарского педагогического училища (ГБУТО ГАТ, ф. Р-934, оп. 1), а также дел из фондов Тобольского уездного [ГБУТО ГАТ, ф. Р-676, оп. 1, д. 82] и Тобольско- го окружного [ГБУТО ГАТ, ф. Р-167, оп. 1, д. 108] отделов народного образования. Все эти ма- териалы впервые вводятся в научный оборот. Важная информация, уточняющая детали дея- тельности училища, была записана в ходе интервью с его выпускниками разных лет.

Специальных научных работ, посвященных деятельности Тобольского татарского педучи- лища, до настоящего времени не имелось. Краткие сведения об училище встречаются лишь в краеведческих книгах И.Б. Гарифуллина [2000, с. 138–139] и Л.Б. Хабибуллиной [2008, с. 280– 286], а также в одной из монографий, посвященных истории и культуре сибирских татар [Исто- рия и культура..., 2015, с. 330, 336].

Педагогический коллектив и состав учащихся

К открытию училища в Тобольске сформировался педагогический коллектив из 16 препода- вателей во главе с директором Б.Г. Рагачуриным. Все они имели опыт преподавания в различ- ных учебных заведениях, однако разный уровень образования: шесть педагогов были с высшим педагогическим образованием — Б.Г. Рагачурин, М.С. Сагататдинов, К.М. Исмаилов, П.И. Копыл- кова, Н.Р. Кутков, Е.М. Попов; восемь — со средним образованием и два — с начальным. Кроме того, в послужном списке директора Б.Г. Рагачурина имелась еще учеба в аспирантуре Турк- менского пединститута (г. Ашхабад), правда, аспирантуру он не закончил [ГБУТО ГАТ, ф. Р-934, оп. 1, д. 15, л. 31, 95].

Педагоги являлись выходцами из Тобольского, Вагайского, Самаровского районов тогдаш- ней Омской (с января по декабрь 1934 г. — Обско-Иртышской) области, г. Тобольска, а также из других регионов — гг. Свердловска, Надеждинска (Серова), Казани, Московской и Ленинград- ской областей [Там же, л. 95]. Следует отметить, что педагогический коллектив татарского учи- лища не был постоянным, преподаватели часто увольнялись: одни из них покидали училище, чтобы получить дальнейшее образование, других направляли для работы в иные учебные за- ведения или отделы образования, третьи уходили по семейным обстоятельствам. Часто по разным причинам сменялись и директора училища; за 20 лет существования учебного заведе- ния руководителями были Б. Рагачурин, З. Габдракипов, К. Исмаилов, Х. Ильясов, З. Бекшенев.

Состав учащихся Тобольского татарского педучилища формировался из выпускников та- тарских неполных средних школ (семилетки) Омской области после сдачи ими вступительных испытаний. При этом строгого отбора при зачислении в училище не проводилось. Например, в 1938–1939-м учебном году в училище взяли 57 чел. с плохими оценками в аттестатах [Там же, д. 60, л. 21]. Однако в 1940–1950-е гг., по словам бывших выпускников училища, конкурсный отбор стал довольно серьезным [ПМА, 2018].

Общая численность учащихся в 1934 г. составила 224 чел., из них 190 обучалось на школь- ном отделении и 34 — на дошкольном [Ф. Р-934, оп. 1, д. 15, л. 11]. Одновременно в татарском педучилище было открыто заочное отделение для учителей школ, не имевших педагогического образования. При поступлении в училище они освобождались от вступительных экзаменов [Там же, д. 96, л. 2]. В 1938 г. сюда было зачислено 223 слушателя из 19 районов Омской области [Там же, д. 58, л. 12–15]. Подавляющее большинство учащихся составляли сибирские татары из деревень Тюменской и Омской областей, незначительное число — поволжские татары, пересе- лившиеся в Сибирь в ходе Столыпинской реформы.

Организация учебной деятельности

Главная задача образовательных учреждений — подготовка учителей начальной школы, «вооруженных теорией и практикой учебно-воспитательной работы в советской школе», преду- сматривала изучение общеобразовательных предметов, педагогику, методику преподавания отдельных учебных дисциплин в начальной школе и педагогическую практику. Отмечалось, что на основные общеобразовательные предметы — математику, физику, химию, историю выде- лялся такой объем часов, чтобы лица, окончившие педучилище, получили знания, необходимые для самостоятельной подготовки к поступлению в высшую школу [Ф. Р-934, оп. 1, д. 59, л. 17]. Дополнительно в программу обучения татарского училища были включены родной язык и лите- ратура, методика родного языка. Здесь следует заметить, что под «родным языком» подразу- мевался литературный язык казанских татар, который для большинства учащихся родным не был. Тобольское педучилище обеспечивалось программами, методическими пособиями и ху- дожественной литературой из Наркомпроса Татарской АССР [Там же, д. 63, л. 10]. Другой осо- бенностью татарского педучилища являлось то, что здесь использовалась письменность на основе латинской графики, на которую татарские школы Поволжья и Сибири стали переводить с арабской в 1928 г. [Ф. Р-676, оп. 1, д. 82, л. 3–4, 67, 71, 80]. В 1938–1939-м учебном году в та- тарских учебных заведениях произошла смена алфавита с латиницы на кириллицу. В педучи- лище в связи с этим были организованы специальные занятия по изучению нового алфавита и обучению учащихся чтению написанных на нем учебников и книг [Ф. Р-934, оп. 1, д. 44, л. 86].

В первые годы Тобольское татарское педучилище столкнулось с тем, что со стороны вы- шестоящих организаций — Наркомпроса и Омского облоно руководство осуществлялось не в должной мере. Директор З. Габдракипов в своем отчете за 1936 г. отмечал, что училище полу- чило три варианта учебного плана для нерусских педучилищ, «притом с недостаточно верным распределением учебных часов по отдельным дисциплинам (недостаточное количество на родной язык и отсутствие иностранного языка)». Наркомпрос не обеспечил татарское училище программами по основной дисциплине — педагогике. По словам директора, облоно не оказыва- ло методическую помощь, не проводились совещания заведующих учебной частью и директо- ров училищ, а поэтому они вынуждены были строить свою работу «по личному умению и ус- мотрению». В некоторых случаях руководство училища вынуждено было приспосабливать к своему учебному процессу программы русских училищ [Там же, д. 63, л. 10].

Во всех педагогических училищах был установлен следующий распорядок: учебный день начинался с восьми утра и продолжался до двух часов; до шести часов вечера был предусмот- рен отдых для студентов, после чего — двухчасовая подготовка к урокам в классах под непо- средственным руководством консультанта педагога. Учебный год начинался 1 сентября и закан- чивался 30 июня. Зимние каникулы устанавливались с 30 декабря по 12 января, а весенние — с 24 по 30 марта [Там же, д. 8, л. 3]. В конце учебного года осуществлялись переводные испыта- ния, а после окончания училища — выпускные экзамены. Согласно инструкции о переводных и выпускных испытаниях, утвержденной Наркоматом просвещения РСФСР в 1938 г., в нерусских педучилищах проводились: в первом классе (курсе) — 3 письменных, 6 устных экзаменов; во вто- ром — 4 и 7 соответственно; в третьем — 4 и 9 соответственно [Там же 1, д. 55, л. 1–1 об.].

Во время обучения в педучилище учащиеся обязательно проходили педагогическую прак- тику, состоявшую из следующих видов:

1) наблюдательная практика;
2) дача пробных уроков учащимися;
3) однодневная практика;
4) непрерывная практика;
5) показательные уроки учителей и методистов училища [Там же, д. 89, л. 3].
По воспоминаниям выпускников училища, на втором курсе студенты проходили пассивную

(наблюдательную) практику в детских садах и детском доме для татарских детей-сирот. Уча- щихся знакомили с организацией работы детских учреждений, меню их столовых. На третьем курсе учащиеся проходили однодневную педагогическую практику в базовой школе, а на чет- вертом — двухнедельную непрерывную практику, во время которой вели уроки и внеурочную работу со школьниками (пионерская работа) [ПМА, 2018].

Для прохождения педагогической практики при училище имелась базовая начальная шко- ла, располагавшаяся по адресу ул. Р. Люксембург, д. 17. Здесь занимались дети из татарского детского дома No 50 г. Тобольска [Там же]. Практику проходили и в других тобольских школах: NoNo 9 и 15, а также в семилетних школах татарских юрт Саусканских, Епанчинских и начальных школах юрт Медянских, Иртышатских, Устамакских [Ф. Р-934, оп. 1, д. 192, л. 2]. Список школ, в которых практиковались в будущей профессиональной деятельности учащиеся татарского пед- училища, постепенно пополнялся по мере открытия новых национальных школ. Например, учащиеся училища Мансур Аминов и Закарья Рахматуллин в 1953 г. были направлены для про- хождения практики в Урман-аул (юрты Подъемные) Тобольского района [ПМА, 2018].

Для реализации учебных задач в училище имелись предметные кабинеты — биологии, хи- мии, физики, географии, военный, истории, педагогический, музыкальный, физкультуры [Ф. Р-934, оп. 1, д. 51, л. 65]. Библиотека насчитывала 14 132 тома книг [Там же]; для урочных и кружковых занятий музыкой имелся комплект музыкальных инструментов (два пианино, мандолины, домбры, балалайки, гармония, гитары, контрабас, скрипки), а также патефон [Там же, д. 166, л. 26–27 об.]. До 1951 г. на собственным приусадебном участке выращивали зерновые культуры и овощи. Большая часть овощей оставалась в училище, часть шла на продажу [Там же, д. 183, л. 4].

Татарское педучилище ответственно подходило к трудоустройству своих выпускников. После сдачи выпускных испытаний педагогический совет в отношении каждого выпускника готовил заклю- чение с краткой характеристикой и рекомендациями, на какой работе он может быть использован. Например, в 1938 г. из 47 чел., окончивших татарское педучилище, большинство получили направ- ление учителями в начальные школы, 17 выпускникам рекомендовали трудоустроиться заведую- щими школами, а некоторым предлагалось работать учителями-«предметниками». Трое выпускни- ков изъявили желание продолжить образование в высших учебных заведениях [Ф. Р-934, оп. 1, д. 56, л. 10–11]. Позже, в 1950-х гг., при отсутствии мест в школах некоторых выпускников татарско- го педучилища определяли заведующими клубами. Например, в 1955 г. из 21 выпускника заведую- щими в сельские клубы были направлены 7 чел. [ПМА, 2018].

Организация воспитательной работы

В Тобольском татарском педучилище с момента его открытия большое внимание отводи- лось организации воспитательной работы с учащимися после уроков. Цели и задачи внеклас- сной работы состояли в привлечении учащихся к активному участию в общественно полезной деятельности, в стимулировании их инициативы и самостоятельности, в развитии индивиду- альных интересов и способностей. Значительное место в воспитательной работе занимала кружковая деятельность. Руководителями кружков являлись преподаватели училища [Ф. Р-934, оп. 1, д. 63, л. 9]. В 1936 г. здесь работали следующие кружки: литературный, музыкальный, шахматный, изучения автомобильного двигателя, драматический, физкультурный, стрелковый, фотокружок и краеведческий [Там же, д. 39, л. 2]. В 1937 г. появились новые кружки — педаго- гический, струнных инструментов и художественный [Там же, д. 53, л. 3].

Как видим, в училище работало много кружков эстетической направленности, способство- вавших организации коллективной творческой деятельности. Здесь учащиеся приобретали на- выки, которые использовались не только в их будущей профессии учителя, но и в других сфе- рах жизнедеятельности. Занятия в кружках способствовали воспитанию у учащихся кругозора и культуры, творческого отношения к труду, умению работать в коллективе. Участники кружков регулярно демонстрировали свои умения и навыки. Газета «Тобольская правда» от 8 февраля 1940 г. писала: «Культурно и весело проводят свой досуг учащиеся татарского педучилища. Часто устраиваются вечера художественной самодеятельности. В настоящее время литератур- ный кружок готовит большой чеховский вечер. К 22-й годовщине РККА драмкружок готовит пье- су автора-орденоносца Т. Гиззат “Ташкынар”. Одновременно готовится еще одна большая пье- са того же автора “Бишбуляк” (“Пять подарков”) на татарском языке. В спектакле участвуют лучшие силы драмкружка педучилища» [Там же, д. 70, л. 45]. Спектакли c участием учащихся ставились для показа не только в педучилище, но и в городском драматическом театре для жи- телей г. Тобольска [Там же, д. 70, л. 46]. Умения и таланты учащиеся демонстрировали и во вре- мя вечеров, посвященных празднованию знаменательных дней — 7 ноября и 1 мая. В концерт- ном отделении вечера учащиеся пели песни, танцевали, декламировали стихи, исполняли произ- ведения на музыкальных инструментах [Там же, д. 145, л. 18–18 об.]. Наряду с кружками в татар- ском училище действовали различные добровольные общества и секции [Там же, д. 108, л. 33].

Татарское педучилище не оставалось в стороне от антирелигиозной агитационной дея- тельности, развернувшейся в стране в 1930-е гг. Как показывают материалы архива, с 1938 г. здесь существовал кружок «Алласызлык» («Безбожник») [Там же, д. 63, л. 9]. Основной лозунг его работы провозглашал, что «борьба против религии есть борьба за победу скорейшего пе- рехода от социализма к коммунизму, за победу коммунизма во всем мире». Согласно плану кружка учителя рассказывали о происхождении мусульманской религии, о религиозных празд- никах [Там же, д. 70, л. 42]. В военные годы в учебно-воспитательной работе произошли значи- тельные изменения, в том числе отказались от антирелигиозной работы. По словам учащихся тех лет, не возобновилась она и в 1950-х гг. [ПМА, 2018]. Большое место в воспитательной ра- боте занимали лекции, которые имели целью пропаганду советско-партийной идеологии. К примеру, в 1939–1940-м учебном году 45 раз были проведены читки-беседы о жизни и деятель- ности вождей революции, героев Гражданской войны, коммунистов — В.И. Ленина, М.В. Фрун- зе, В.М. Молотова [Ф. Р-934, оп. 1, д. 70, л. 26].

Основная нагрузка по учебной и воспитательной работе учащихся педучилища лежала на классных руководителях. Круг их обязанностей был чрезвычайно широк. Они регулярно прово- дили классные собрания с беседами и обсуждением тем, связанных с успеваемостью, дисцип- линой в училище, общежитии, общественных местах. Классные руководители следили за вы- полнением домашних заданий каждого учащегося, «повседневно боролись за преодоление пе- режитков капитализма в сознании учащихся», «за ликвидацию политической отсталости», про- веряя знания учащихся по краткому курсу истории ВКП(б) и политграмоту по книге «Наша роди- на», проводили беседы, громкие читки по вопросам текущей политики, разъясняли избиратель- ный закон. Работу не оставляли и в выходные дни, организуя с учащимися коллективные посе- щения кинотеатров, музея и т.п. [Там же, л. 36–36 об.]. Большую помощь классным руководите- лям оказывали комсорги групп [ПМА, 2018]. Часто для учащихся педучилища устраивались про- смотры фильмов с помощью кинопередвижек. В кинотеке того времени значились такие фильмы, как «Человек с ружьем», «Каторга», «Дочь родины», «Сокровище погибшего корабля», «Реванш», «Врачи», «Заключенные», «Цирк». Для отражения всех сторон учебно-воспитательной и бытовой жизни педучилища выпускалась стенгазета [Ф. Р-934, оп. 1, д. 63, л. 9].

Таким образом, внеурочная работа с учащимися представляла собой органическую часть и важный элемент всей учебно-воспитательной деятельности, являлась продолжением и даль- нейшим развитием той работы, которая проводилась на занятиях в соответствии с обязатель- ными программами, но не дублировала ее.

Тобольское педучилище в годы Великой Отечественной войны

Во время Великой Отечественной войны Тобольское татарское педучилище продолжало свою деятельность по подготовке учителей начальных классов. В начале войны были внесены некоторые изменения в учебный план. Согласно приказу наркома просвещения от 16 августа 1941 г. учебные занятия в педучилищах должны были начинаться с 1 октября, обучение заканчи- валось 15 июня; переводные и выпускные испытания приказывалось провести с 16 июня по 1 ию- ля, а перерывы в занятиях в период школьных весенних каникул отменялись. В 1941–1942-м учеб- ном году требовалось ввести дополнительные занятия по иностранному языку и одно занятие по военной подготовке [Там же, д. 98, л. 36]. В 1942 г. учебный год в татарском педучилище на- чался 1 ноября [Там же 1, д. 108, л. 26].

В начале войны несколько педагогов училища ушли на фронт. Руководство с большими трудностями нашло им замену, но, по словам директора, качественный состав преподавателей снизился. К примеру, преподаватель математики К. Ахметов, мобилизованный в РККА, имел высшее образование, а принятый на его место И. Хамидуллин до устройства в училище рабо- тал в неполной средней школе и заочно учился на первом курсе учительского института. Учите- ля истории Мусина, призванного в армию, заменили Габдулкаевым, окончившим татарское пед- училище и первый курс учительского института [Там же, л. 7, 8]. В военные годы в татарском училище работали и учителя, прибывшие в эвакуацию из Ленинграда и других городов цен- тральной части страны [ПМА, 2018].

В начале 1941–1942-го учебного года директор К. Исмаилов на общем собрании педагоги- ческого коллектива выступил с докладом, в котором озвучил задачи, поставленные перед учи- лищем: «Воспитать учащихся патриотами своей священной родины на примерах героической борьбы советского народа... Подготовка учащихся к обороне родины путем серьезной подго- товки военно-физкультурной и военно-санитарной работы. Обеспечить активным передовым участием учащихся, преподавателей и других работников в мероприятиях по укреплению обо- роны родины. Поднять идейно-политический и культурный уровень учащихся и работников. Борьба за грамотность учащихся, как по родному, так и по русскому языку. Вести повседневную работу за сохранение контингента учащихся. Усилить работу в помощь учителям национальных школ» [Ф. Р-934, оп. 1, д. 108, л. 25].

В течение 1941–1942-го учебного года из училища по разным причинам ушли 19 учащихся, четверо из них были мобилизованы [Там же, л. 25]. Для сокращения отсева и привлечения в училище абитуриентов в 1942–1943-м учебном году предпринимались следующие меры: обло- но направляло директорам татарских школ письма о ведении разъяснительной работы среди учащихся (об организованной явке на испытания и об организации консультаций по русскому языку и математике в целях помощи в летнее время учащимся для поступления в педучилище); педагоги училища писали письма родителям, чтобы они приложили усилия для того, чтобы до конца учебного года их дети не оставляли учебу в училище. Директор и завуч постоянно прово- дили индивидуальные беседы с учащимися, желающими оставить учебу, воспитывая их на примерах героев отечественной войны. На общем собрании прочитали доклад на тему «Значе- ние подготовки учительских кадров в условиях отечественной войны и роль учителя в совет- ской школе в военный период» [Там же, д. 102, л. 28].

Весной 1942 г. в училище резко ухудшилось питание, и в связи с этим некоторые учащиеся попытались оставить училище. Руководство учебного заведения организовало бригаду из уча- щихся-отличников для ловли рыбы, с тем чтобы как-то решить эту проблему. В результате про- веденной работы до конца учебного года в училище остались 13 чел., которые неоднократно просили директора об отчислении [Там же, д. 108, л. 26]. О трудностях военного времени вспо- минает С.К. Маметова, учившаяся в татарском педучилище в эти годы: «Не хватало тетрадей, писали между строк на страницах старых книг. Питание было плохое — 400 грамм хлеба в день по карточкам. И в училище, и в общежитии было холодно — дров было мало. Занимались и спали в верхней одежде. Весной учащиеся заготавливали дрова» [ПМА, 2018].

Вся учебная деятельность татарского педучилища в военные годы осуществлялась в соот- ветствии с лозунгом «отличная учеба есть отпор немецким оккупантам» [Ф. Р-934, оп. 1, д. 108, л. 26]. Повышения качества учебы добивались различными путями. Например, заключались договоры как между отдельными учащимися, так и между классами. Классный руководитель 1А курса (класса) М.В. Прозорова организовала из лучших учащихся курса «фронтовую брига- ду», которая ставила своей целью учиться только на «отлично» и «хорошо». С целью поощре- ния отличников и мобилизации остальных учащихся в училище была создана галерея отлични- ков с фотокарточками, проводились слеты отличников с приглашением ударников (хорошистов) и остальных учащихся. Также была налажена взаимопомощь — отличники помогали слабоус- певающим [Там же, л. 26–26 об.].

В свою очередь, учителя татарского педучилища в военные годы приложили максимум усилий для того, чтобы поднять успеваемость учащихся. Преподаватель татарского языка и литературы завуч Х.Т. Ильясов благодаря «умелой и старательной работе» к концу учебного года добился 100%-ной успеваемости учащихся по своим предметам. Усилия преподавателя русского языка и литературы И.А. Лонкевич привели к тому, что учащиеся 3 класса (курса) та- тарского педучилища писали не хуже, чем учащиеся русского педучилища, хотя при поступле- нии учащиеся-татары делали по 80–100 ошибок [Там же, л. 29]. В 1942–1943-м учебном году русский язык и литературу в педучилище вела опытный преподаватель Ф.Г. Гали-Акберова. Она добилась «серьезных результатов» по русскому языку на третьем курсе, в конце полугодия у нее не успевали только шесть учащихся. В отчете директора отмечалось, что ее «уроки ис- ключительно стройные и учащиеся усваивают материал вполне удовлетворительно. Для луч- шей успеваемости помогает сравнение русского языка и татарского. Литературу преподает очень интересно и все напрягает на чтение изучаемых произведений самими учащимися во внеурочное время». Алгебру, геометрию, физику в 1942–1943-м учебном году вел демобилизо- ванный Муталипов. Директор училища в своем отчете указал, что он «исключительно стара- тельный; учащиеся хорошо усваивают преподнесенный им материал» [Там же, д. 109, л. 5]. В преподавании педагогики в 1942–1943-м учебном году впервые по каждой теме была проведе- на практика в детских учреждениях и в школах. В результате этого педагогика как предмет, по оценке руководства училища, давалась учащимся легко. Преподавание естествознания (учи- тель М.В. Прозорова) в том же учебном году было связано теоретически и практически с сельским хозяйством. В преподавании химии также был сделан акцент на практическом применении знаний в сельском хозяйстве и противохимической обороне [Там же, д. 108, л. 29–29 об.].

В воспитательной работе в годы войны в татарском педучилище обращалось особое вни- мание на привитие чувства любви к родине, личной ответственности перед государством. Классные руководители проводили политинформации, знакомившие учащихся с событиями войны, беседы, читки о героях войны, рассказывали о зверствах, чинимых фашистами в окку- пированных районах, организовывали коллективные просмотры фильмов на тему войны. Классные руководители должны были строить беседы об Отечественной войне «в увязке с учебно-производственной работой (героизм Красной Армии и чему обязывает учащихся Отече- ственная война и потребность в хорошо подготовленных кадрах)». Учащиеся оказывали и прак- тическую помощь: организовывали сбор теплых вещей для солдат, распространяли денежно- вещевую лотерею, принимали участие в распространении займа среди учащихся и населения города. В военные годы в училище были созданы дополнительные кружки: по изготовлению моделей (посещало 40 чел.), опытнический на пришкольном участке (35 чел.) [Там же, л. 36].

Таким образом, несмотря на то что все ресурсы страны были мобилизованы на отпор вра- гу, коллектив училища продолжал работать, находя силы для преодоления всех трудностей в организации учебы и для помощи фронту. Педагоги и учащиеся вносили свой вклад в дело по- беды над фашизмом. В военные годы в татарском педучилище произошла перестройка всей учебно-воспитательной работы. Особое внимание уделялось повышению роли идейно-полити- ческого, патриотического воспитания учащихся, улучшению военно-физической подготовки и укреплению дисциплины.

Татарское педучилище в послевоенный период

В послевоенный период татарское педучилище продолжало ежегодно выпускать учительские кадры для школ области (рис.). Например, в 1947 г. его окончило 44 чел. Из них двое — Хамитов Галиаскар и Шакиров Котдус — на «отлично» и шестеро — на «хорошо» и «отлично». При этом отличники кроме похвальной грамоты получили премию в виде отрезов мануфактуры и художест- венных книг, а хорошисты — только книги [Там же, д. 128, л. 16–16 об.]. Увеличивалось число выпу- скников, направляемых для продолжения учебы в вузы. Например, в 1954 г. по пять выпускников были направлены в Тобольский и Тюменский пединституты, два — в Казанский пединститут, один — в Физический институт г. Казани, а выпускницам Бакиевой М. и Мадьяровой Н. предла- галось самостоятельно выбрать учебное заведение [Там же, д. 162, л. 107].

Воспитательная работа в училище продолжала играть большую роль и в это время. Уча- щиеся проводили концерты, вечера самодеятельности, политические часы и беседы [Там же, д. 145, л. 9, 18]. Они были задействованы в культурно-массовых мероприятиях даже в каникулярное время. К примеру, в период зимних каникул 1948–1949-го учебного года учащиеся орга- низовали комнату отдыха с настольными играми, оборудовали бильярд; провели экскурсии на лесохимический завод, в литейный цех судоремонтной мастерской, в музей, на электростан- цию; организовали культпоход в подшефный колхоз «Красный труд»; провели шахматный тур- нир; организовали прогулку на лыжах; провели лыжные соревнования; посетили лекцию о меж- дународном положении [Там же, д. 145, л. 13].

Закрытие училища

В 1955 г. татарское педагогическое училище было слито с русским училищем. Преподава- телей и учащихся перевели в деревянное здание по ул. Семакова. Здесь в 1956 г. состоялся последний выпуск учителей для татарских школ. В 1958 г. в Тобольское педагогическое учили- ще им. В.И. Ленина был объявлен набор выпускников средней школы по подготовке учителей русского и татарского языков для национальных школ. В отличие от русских групп, которые про- ходили двухгодичное обучение, программа для татарской группы была рассчитана на три года. Татарский язык, татарскую литературу и методику этих предметов продолжали вести препода- ватели, работавшие до этого в татарском педучилище: Р.Б. Алимова и С.К. Маметова. Однако состоялся всего один выпуск татарской группы (из 25 поступивших его окончило всего 12 чел.) [ПМА, 2018]. В период с 1954 по 1965 г. подготовка учителей русского и татарского языков для национальных школ осуществлялась на русско-татарском отделении Тобольского педагогиче- ского института [Хабибуллина, 2008, с. 293].

Закрытие Тобольского областного татарского педучилища, а затем и русско-татарских от- делений в педучилище и педагогическом институте было обусловлено объективными причина- ми — изменением политики властей в отношении национального образования. К концу 1940-х — началу 1950-х гг. наметился отход от главного принципа национального образования — препо- давания на родном языке. С переходом в 1949 г. к всеобщему семилетнему образованию препода- вание всех предметов осуществлялось на русском языке по единым учебникам, а родной язык пре- подавался лишь как дополнительный предмет. Реформы образования в конце 1950-х гг. привели к дальнейшему вытеснению родного языка и культуры из содержания общего образования. Происхо- дила унификация образования, без учета национальных особенностей, в связи с чем постепенно исчезла потребность в учебных заведениях, готовивших учителей для татарских школ.

В заключение подчеркнем, что Тобольское татарское педагогическое училище в течение 1934–1955 гг. являлось единственным в Зауралье учебным заведением, готовившим педагоги- ческие кадры для татарских начальных и неполных средних школ. Учебная программа училища соответствовала принципам национальной школы: преподавание на родном языке, светскость образования, тесная связь обучения с общественно-производительным трудом, подготовка все- сторонне развитых членов коммунистического общества. Благодаря деятельности училища на- циональные школы региона были полностью обеспечены педагогическими кадрами. Важная социальная роль татарского педучилища заключалась и в том, что его выпускники явились ос- новой формировавшейся социальной группы — интеллигенции из числа сибирских татар.

Список информантов:

Абайдуллин Ризмухамет Каримович, 1936 г.р., г. Тобольск.
Аминов Мансур Нурмухаметович, 1935 г.р., г. Тобольск.
Ашманова Нуригуль Шахимардановна, 1926 г.р., с. Ембаево, Тюменский р-н Тюменской обл. Бакиева Рашида Курмановна, 1937 г.р., с. Маслово, Тобольский р-н Тюменской обл. Бекенин Сунгатулла Хакимчанович, 1938 г.р., г. Тобольск.
Маметова Сара Каюмовна, 1926 г.р., г. Тобольск.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Источники

ГБУТО ГАТ. Ф. Р-167. Оп. 1. Д. 108.
ГБУТО ГАТ. Ф. Р-676. Оп. 1. Д. 82.
ГБУТО ГАТ. Ф. Р-934. Оп. 1. Д. 7, 8, 15–17, 39, 44, 51, 53, 55, 56, 58–60, 63, 70, 75, 89, 96, 98, 102, 108,

109, 128, 145, 162, 166, 183, 192.
Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа: Сб. документов. 1917–1973 гг. / Сост.

А.А. Абакумов и др. М.: Педагогика, 1974. 560 с.
191

Г.Т. Бакиева

ПМА, 2010 (с. Ембаево, Тюменский р-н Тюменской обл.). ПМА, 2018 (г. Тобольск, с. Маслово Тобольского р-на).

Бакиева Г.Т. Образование у сибирских татар с 1918 по 1930-й г.: Задачи, проблемы, итоги (по мате- риалам Тобольского уезда) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2016. No 4 (35). С. 133–142.

Гарифуллин И.Б. Очерки истории татарского населения Тюменской области. Тюмень, 2000. 222 с.

История и культура татар Западной Сибири. Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ: Арти- факт, 728 с.

Хабибуллина Л.Б. Себердə татар мəгарифе. ХХ гасыр («Из истории народного образования Тюмен- ской области в ХХ веке»). Тюмень: Тюм. дом печати, 2008. 528 с. (На тат. яз.).

G.T. Bakieva

Tyumen Scientific Centre of Siberian Branch RAS Malygina st., 86, Tyumen, 625026, Russian Federation E-mail: gulsifa-bakieva@yandex.ru

PROBLEMS OF TRAINING TEACHERS FOR NATIONAL SCHOOLS IN THE TRANS-URALS IN 1930s–1950s (ON THE EXAMPLE OF THE TOBOLSKY TATAR PEDAGOGICAL COLLEGE)

The article discusses the activities of the Tatar Pedagogical College, which was functioning in the city of To- bolsk in the 1934–1955 period. It was the only educational institution in the Urals, whose activity was aimed at training pedagogical personnel for Tatar primary and secondary schools. For the first time, based on materials from the archives of the city of Tobolsk and field research, an attempt was made to restore the picture of the or- ganization of the educational process in the school. It is revealed that the school periodically encountered such problems as the shortage of teaching staff, insufficient provision of educational and methodological literature and inept leadership on the part of higher authorities. Despite all the difficulties, the school graduated qualified tea- chers every year. It is noted that the teaching of basic subjects was conducted in the school in the Tatar literary language, which was not native to the majority of students. The educational reforms in the USSR led to the gra- dual ousting of the Tatar language and culture from the content of general education, therefore in 1955 the Tatar Pedagogical College in Tobolsk was closed.

Key words: Tatar Pedagogical College, Tobolsk, elementary education, incomplete secondary schools, curricula, pedagogical practice, employment.

DOI: 10.20874/2071-0437-2018-43-4-184-192

REFERENCES

Bakieva G.T. (2008). Implementation of the Jadidist reform in the school education of the Siberian Tatars in the late 19th and early 20th centuries. Materialy Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii «Vtorye istoricheskie chteniia Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta», (1), Tomsk, 12–20.

Bakieva G.T. (2009). On the development of women's education among the Siberian Tatars in the late 19th — first third of the 20th century. Aktual'nye voprosy istorii Sibiri: Sed'mye nauchnye chteniia pamiati professora A.P. Boro- davkina: Sbornik materialov nauchnoi konferentsii, Barnaul: AltGU, 17–19.

Bakieva G.T. (2016). Education among the Siberian Tatars from 1918 to 1930: Оbjectives, problems, results (based on the materials of Tobolsk district). Vestnik arkheologii, antropologii i etnografii, (4), 133–142.

Garifullin I.B. (2000). Essays on the history of the Tatar population of Tyumen region, Tiumen'.

Khabibullina L.B. (2008). Education in Siberia. The 20th century («From the history of public education in Tyumen region in the 20th century»), Tiumen': Tiumenskii dom pechati. (In the Tatar language).

Tychinskikh Z.A. (Ed.). (2015). History and culture of the Tatars of Western Siberia, Kazan': Institut istorii im. Sh. Mardzhani AN RT: Artifakt.

ственного педагогического университета». Томск, 2008. Ч. 1. С. 12–20.

Литература

Бакиева Г.Т. Реализация джадидистской реформы в школьном образовании сибирских татар в конце

XIX — начале XX в. // Материалы Междунар. науч. конф. «Вторые исторические чтения Томского государ-

Бакиева Г.Т. О развитии женского образования у сибирских татар в конце XIX — первой трети XX в. //

Актуальные вопросы истории Сибири: Седьмые науч. чтения памяти проф. А.П. Бородавкина: Сб. мате-

риалов науч. конф. Барнаул: АлтГУ, 2009. С. 17–19.

Источник