•  

Рецензия на книгу Е.И. Гололобова «Человек и природа на Обь-Иртышском Севере (1917–1930 гг.): Исторические корни современных экологических проблем»

Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2015. No 3 (30)

РЕЦЕНЗИИ

Рецензия на книгу Е.И. Гололобова «Человек и природа на Обь-Иртышском Севере (1917–1930 гг.): Исторические корни
современных экологических проблем»1

С автором книги, сургутским историком Евгением Ильичем Гололобовым, я познакомился лично около 10 лет назад, однако его научные публикации вызвали интерес существенно рань- ше — с конца 1990-х гг. Те первые статьи сразу обратили на себя внимание не только близкой мне экологической тематикой, но и своей основательностью, методологической новизной. Чув- ствовалось, что автор очень серьезно и поступательно занимается поднимаемой им пробле- мой, освещает ее разные и подчас неожиданные ракурсы, подбирает «ключи» к ее раскрытию. Между тем итоговые цели его научного проекта оказались значительно более масштабными, чем мне представлялось. Коллективными усилиями историков из разных краев нашей страны (в числе которых был и Е.И. Гололобов) развивалось новое для отечественной науки исследова- тельское направление — экологическая история.

Рассматриваемая монография действительно является лишь одним из звеньев в плано- мерно разрабатываемой Е.И. Гололобовым большой теме экологической истории нашего ре- гиона. Если останавливаться лишь на крупных работах, то ранее им были опубликованы тема- тический сборник документов по природопользованию и охране окружающей среды на Обь- Иртышском Севере [Природные ресурсы, 2005], а также учебное пособие по экологическому источниковедению в истории Сибири [Гололобов, 2005]. Исследователь неоднократно был ор- ганизатором научных форумов, связанных с экологической историей сибирского Севера (ин- тернет-конференция «Процессы адаптации у населения Севера Западной Сибири (источнико- ведческий и историографический анализ)», 2008 г.; научный семинар «Экологическая история Сибирского Севера: перспективные направления исследований» в Сургуте, 2015 г.; и др.). В прошлом, 2014 г., он выступил одним из активных участников международной конференции в Елабуге.

Анализируется монография сургутского историка Е.И. Гололобова. Рецензент полагает, что ав- тору удалось представить целостную картину региональной истории взаимодействия природы и че- ловека, становления рационального природопользования и охраны окружающей среды в первой трети ХХ в. Сама книга является важной вехой в разработке нового направления отечественной науки — экологической истории.

Западная Сибирь, экологическая история, природопользование, природоохранная политика.

Экологическая история в России: этапы становления и перспективные направления

исследований», знаменовавшей собой окончательное оформление и презентацию данного науч- ного направления в России. Не лишним будет добавить, что на этой конференции сам Е.И. Голо- лобов был упомянут профессором Казанского федерального университета А.М. Калимуллиным в числе «современных пионеров историко-экологического движения» [Калимуллин, 2014, с. 81]. Отметим, что и книга, оказавшаяся в поле нашего внимания, за шесть лет со времени выхода из печати пережила уже второе издание [2013]. Это, безусловно, свидетельствует о ее востребованности и о злободневности поднимаемых в ней проблем.

Обратимся непосредственно к предмету рассмотрения.

на Обь-Иртышском Севере (с. 17–182). В определенном смысле книга явилась откликом на при- зыв академика РАН Н.Н. Моисеева, в одном из своих выступлений подчеркнувшего настоятель- ную необходимость восполнения гуманитарной составляющей в научном изучении экологии (с. 19–20). О несомненной актуальности работы свидетельствует глубокая укорененность эко- логических проблем в прошлом: с первых десятилетий существования советской власти, и да- же с более раннего времени, берет свои истоки та парадигма потребительского отношения к природным ресурсам, которая стала главенствующей в нашей стране во второй половине ХХ в. и далеко не изжила себя сегодня. Одновременно, именно в 1910–1930-е гг., было впервые соз- дано региональное природоохранное законодательство. В книге подчеркнута несомненная вы- сокая значимость природоохранных мероприятий советской власти, положительные тенденции изначально проводимой ей политики и наметившиеся реальные перспективы создания системы рационального природопользования, которым во многом не суждено было реализоваться.

Одной из главных характеристик рассматриваемого произведения является то, что во главу угла поставлена специфика региона. И если подходить к научной значимости исследования с позиции в хорошем смысле слова «местнических» интересов, то выраженный регионализм следует отнести к числу несомненных достоинств работы. Автор сам подчеркивает высокую важность индивидуального (регионального) подхода к представлению отечественной истории, а в более практическом отношении — к решению экологических проблем. Почерпнуть эту «поч- венность», по его мнению, можно именно из традиционного опыта. По иронии судьбы, близкую по логике концепцию опоры на регионы (местный опыт и инициативу) пыталось реализовать в своей внутренней политике Советское государство как раз в те годы, что оказались в поле при- стального внимания нашего автора.

Обозначенная с самого начала линия подачи материала — от общего к частному — после- довательно проводится Е.И. Гололобовым через всю монографию и успешно реализуется сразу в нескольких проекциях. Так, первая глава книги начинается с общей панорамы этапов взаимо- действия человека и природы в Обь-Иртышском регионе на всем историческом протяжении, а потом уже отдельно автор рассматривает отрезок времени с 1917 по 1930 г. Благодаря этому становится понятным значение данного этапа в экологической истории региона и весомо аргу- ментируется выбор хронологических рамок исследования. Точно так же Е.И. Гололобов пред- варяет большинство рассматриваемых проблем их представлением на государственном уров- не, а далее уже освещает региональную специфику, с привлечением большого количества ча- стных и, что немаловажно, ярких примеров. Один из наиболее удачных ракурсов этого ряда — описание бюджетного дохода отдельных семей северных промысловиков в 1920-е гг., приве- денное после сводки макропоказателей различных отраслей хозяйства населения Севера За- падной Сибири (с. 52–53). С помощью большого количества цитирований оригинальных источ- ников автору удается постоянно погружать читателя в атмосферу прошлых лет: реалии жизни простого человека, царившие настроения, волновавшие проблемы, специфику взаимоотноше- ний людей и власти, музыку языка тех времен. Единственное замечание касается излишне час- того обращения к эпизодам экологической истории Восточной Сибири, особенно в тех случаях, когда можно было без труда подобрать иллюстрации, относящиеся непосредственно к Обь- Иртышью (см., например, рассказы о варварском промысле копытных на с. 25–26).

Кратко останавливаясь на вводной части монографии, нельзя не упомянуть блестящий ис- ториографический очерк, где без лишнего формализма представлен качественный критический анализ основных исследований, связанных с изучаемой темой. Здесь же, во введении, дано авторское определение некоторых краеугольных научных понятий (в частности, «экологической политики»), четко обозначены и аргументированы методологические подходы к исследованию.

Отдельно необходимо отметить тщательную проработку источниковой базы, в том числе научной литературы и периодической печати 1920–1930-х гг. Кроме того, автором привлечено большое количество ценных архивных документов, как выявленных им самих, так и введенных в научный оборот другими исследователями (включая недавно рассекреченные документы, связанные с экологической проблематикой). К столь широкому и хорошо проанализированному кругу источников, быть может, стоило добавить немного больше этнографических работ, по- священных природопользованию народов Западной Сибири. Деловая документация и публика- ции в периодической печати не всегда во всей полноте отражали реалии хозяйственной практи-

2 Здесь и далее указание страниц дано по первому изданию монографии [Гололобов, 2009]. 178

Рецензия на книгу Е.И. Гололобова...

ки северного населения. Например, при неоднократном обращении к вопросу о варварских приемах массового истребления животных в 1910–1930-е гг. автор упоминает в основном до- бычу копытных по насту, а также применение самоловов и перевесов. При этом из этнографии северных народов известно, что они в этот же период широко практиковали не менее губитель- ные для местной фауны методы массового промысла — загонную охоту на песцов и битье лин- ной водоплавающей птицы. Кроме того, более основательная опора на данные этнографии по- зволила бы избежать некоторых неточностей и недоговоренностей монографии, о чем будет сказано далее.

Немаловажным достоинством книги является наличие справочного аппарата, текст сопро- вождается большим количеством картографических материалов, графиков и таблиц. Значи- тельное внимание было уделено оформлению работы: каждая глава предваряется иллюстра- цией-коллажем и эпиграфом, названиям многих разделов книги автор постарался придать ху- дожественную выразительность: «Пасынки НЭПа», «Больше, чем средство передвижения» и др. К полиграфическим недостаткам первого издания монографии следует отнести невысокое каче- ство печати и большое количество опечаток. Во втором издании многие опечатки и оплошности были исправлены, но был, к сожалению, несколько сокращен набор цветных иллюстраций.

Основная часть работы состоит из трех глав. В первой из них обозначены этапы экологиче- ской истории края, приведена характеристика особенностей природной среды Севера Западной Сибири, оценен потенциал ее главных ресурсов. Здесь же обобщена и проанализирована ин- формация о стихийных бедствиях и катаклизмах на территории края. Особенно ценны для ис- ториков и этнографов сводные данные о хронологии и географии распространения лесных по- жаров Сибири, в дополнение к которым опубликована карта ареалов, пострадавших от огня в 1915 г. Важной итоговой частью первого раздела главы является свод главных природно- географических факторов, оказывающих непосредственное влияние на хозяйство сибирского населения. Большой интерес вызывает второй раздел главы, где Е.И. Гололобовым реализо- вана оригинальная реконструкция географического образа Обь-Иртышского Севера — сложной совокупности символов, знаков и представлений, в которых выражалась квинтэссенция данного региона для людей 1910–1930-х гг. Этот успешный, на мой взгляд, опыт наглядно демонстриру- ет широкий диапазон исследовательских подходов и научных интересов автора, его умение органично сочетать в единой структуре разные по стилистике компоненты текста.

Глава вторая открывается с рассмотрения взглядов научного сообщества на перспективы использования природных ресурсов региона. Далее прослежены дореволюционные предпосыл- ки природоохранной политики и первые шаги советской власти на этом пути. Нужно отметить как достоинство работы, что автор подробно проанализировал не только природоохранное за- конодательство, но и общественное обсуждение нормотворческих инициатив в периодической печати, а также документы и переписку исполнительных органов власти. Это позволило в итоге сделать объективное заключение о реализации нормативных актов, установить круг основных концепций и идей, определявших содержание социального диалога по экологическим вопросам. В то же время посвященная природоохранному законодательству часть главы достаточно объ- емна (37 страниц) и сложна для восприятия, так как разработка нормативных документов пода- на не в строгом хронологическом порядке, а по отдельным хозяйственным отраслям. Такой подход вполне оправдан содержанием и поставленными задачами, но, возможно, было бы лучше изначально объяснить логику изложения данного материала и даже выделить в тексте тематические рубрики: «охрана лесов», «регулирование охотничьего промысла», «землеуст- ройство» и т.д.

В главе хорошо представлен важный вклад общественных, и в частности краеведческих, организаций 1920-х гг. в формирование природоохранной политики. Логичным продолжением регионального ракурса исследования было бы достойное раскрытие роли личности в экологи- ческой истории Обь-Иртышья 1910–1930-х гг., тем более что этот небольшой круг специали- стов, приложивших немалые усилия к делу рационализации природопользования в крае, так или иначе постоянно упоминается в цитатах автора: В.В. Васильев, А.А. Дунин-Горкавич, В.К. Евладов, С.А. Куклин. К сожалению, данному интереснейшему аспекту не было уделено специ- ального внимания в книге.

В третьей главе последовательно проанализированы состояние основных отраслей север- ного хозяйства, их эффективность и рациональность, экономические и экологические парамет- ры, а также система организации и историческая динамика развития. Чрезвычайно ярко и информативно, с обилием конкретных примеров, автором освещены ухудшение экономического состояния северной рыболовецкой отрасли в 1920-е гг., разнообразные проблемы, с которыми сталкивались в повседневности охотники Обь-Иртышья. Раскрыты такие аспекты, как неспра- ведливость формирования цен и условий закупки промысловой продукции, недостаток качест- венных и эффективных орудий промысла, высокий уровень экономической задолженности на- селения. Один из интереснейших фактов, отмеченных автором в советской документации по заготовке пушнины,— отсутствие у значительного числа промыслового населения стимула к повышению добычи ради увеличения собственной наживы. Следствием этого была парадок- сальная ситуация: рост цены на пушнину приводил к снижению числа добываемого зверя (с. 175–176). В ходе проведенного автором анализа были выделены важные, ключевые пара- метры местной системы природопользования первой трети ХХ в.

По содержанию главы необходимо высказать несколько критических замечаний. Некоторые качественные оценки природной среды Обь-Иртышья отличаются излишней прямолинейно- стью. Таковы, например, указания на неблагоприятность природных условий для оленей на территории Сургутского района к северу от Оби (с. 142, 187) и одновременно — на «благопри- ятные возможности для развития животноводства» (т.е. содержания лошадей, крупного и мел- кого рогатого скота) на Обь-Иртышском Севере (с. 145). Данные утверждения без дополнитель- ных комментариев выглядят по меньшей мере очень спорными.

Целый ряд вопросов вызывает таблица 9 (с. 141), посвященная занятиям промыслового населения на 1929 г. Она, скорее всего, без всякой редакции была перенесена из публикации М.И. Когана [1931]. Вместе с тем заглавие ее рубрики «Хозяйства, занятые промыслами» явно не соответствует содержанию, так как включает графы «оленеводство», «полеводство, живот- новодство и огородничество». Следовало либо отметить данную несогласованность в мате- риалах источника, либо исправить название рубрики на более точное — например, «Виды за- нятий промысловых хозяйств». Довольно странными выглядят в этой таблице и крайне высокие показатели занятия северного промыслового населения «полеводством, животноводством и огородничеством» — от 57,4 % для Обдорского района (!) до 81,8 % для Кондинского. Причем, как понятно из таблицы, животноводство подразумевало содержание отнюдь не оленей, а жи- вотных, типичных для крестьянского хозяйства. В табличные данные явно закралась ошибка, и чуть далее в тексте главы Е.И. Гололобов сам указывает, что в Кондинском районе «земледе- лие и скотоводство были развиты незначительно» (с. 142). Тем не менее высокие процентные показатели упомянутой графы таблицы остались без комментариев. Этот недочет остался, к сожалению, неисправленным и во втором издании книги, и он тем более досаден, что является единственным в своем роде: автор продемонстрировал на протяжении всего исследования серьезный критический подход к использованным источникам.

Итоговые выводы исследования, резюмированные в заключении, прямо соответствуют по- ставленным задачам, и главным результатом проведенной работы можно считать представле- ние целостной картины истории взаимодействия природы и человека, становления рациональ- ного природопользования и охраны окружающей среды в первой трети ХХ в.

Из оставшихся неосвещенными частных замечаний по тексту всей монографии можно ука- зать на следующие небольшие неточности3: Демьянский заказник ошибочно указан как заповед- ник (с. 120); апеллируя к мнению современных этнографов по поводу благоприятного баланса взаимодействия человека с природной средой, автор ссылается на работу биологов Е.Е. Сыроеч- ковского и Ф.Р. Штильмарка (с. 121); в тексте противопоставляются орудия лова рыбы — сети и режевки (с. 149), тогда как последние являются разновидностью сетей; туруханский поселок Янов стан записан как Яков стан (с. 170). Еще раз подчеркну, что от начала до конца исследо- вания Е.И. Гололобовым выдержан педантичный анализ источников, о чем свидетельствуют постоянные авторские комментарии и суждения относительно объективности цитируемой ин- формации. Тем не менее изредка, видимо следуя по инерции языку источника, автор допускает погрешности в терминологии: например, в списке промысловой фауны сибирской тайги у него присутствуют такие объекты, как «бобер» (вместо «бобр»), «кидус» (без пометки, что это гибрид соболя и куницы, ошибочно относившийся в прошлом к самостоятельному виду) (с. 38); как не- кий особый тип заповедных объектов коренного населения Сибири выделены «богатырские места» (с. 120–121) — на деле природоохранной функцией у народов Севера обладает широ-

3 Приводятся лишь те ошибки, которые остались неисправленными во втором издании книги. 180

Рецензия на книгу Е.И. Гололобова...

кий круг почитаемых ими священных территорий, а особенность «богатырских» состоит лишь в свойственном духу-хозяину места облике.

В заключение хочется акцентировать внимание на общих положительных чертах моногра- фии. В целом работе Е.И. Гололобова присущи строгая логика, стройная последовательность и выдержанный научный стиль изложения материала, корректная терминология и проработанная методологическая база исследования. Наконец, необходимо особо отметить, что рассмотрен- ное монографическое исследование отличается полнотой и разнообразием приемов раскрытия темы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Гололобов Е.И. История Сибири: Экологическое источниковедение Северо-Западной Сибири (конец XIX — начало XX в.): Учеб. пособие. Сургут: РИО СурГПИ, 2005. 121 с.

Гололобов Е.И. Человек и природа на Обь-Иртышском Севере (1917–1930): Исторические корни совре- менных экологических проблем. Ханты-Мансийск: Ред-изд. отдел БУ «Ин-т развития образования», 2009. 224 с.

Гололобов Е.И. Человек и природа на Обь-Иртышском Севере (1917–1930): Исторические корни со- временных экологических проблем. 2-е изд., перераб. и доп. Ханты-Мансийск: Издат. дом «Новости Юг- ры», 2013. 214 с.

Калимуллин А.М. Природопользование, промышленность, экология: Пересекающиеся истории // Эко- логическая история в России: этапы становления и перспективные направления исследований: Материа- лы междунар. науч. конф. Елабуга: Изд-во Елабуж. ин-та КФУ, 2014. С. 69–85.

Коган М.И. Советская Азия как пушнопромысловый район. М.: Сов. Азия, 1931. 68 с.

Природные ресурсы, природопользование и охрана окружающей среды на Обь-Иртышском Севере (1919–1929): Сб. док. / Сост. сб., коммент., сл. терминов, географ. и имен. указ. Е.И. Гололобов. Новоси- бирск, 2005. 290 с.

Тюмень, ИПОС СО РАН

whitebird4@yandex.ru

Subject to analysis being a monograph by a Surgut historian Ye.I. Gololobov. The reviewer supposes that the author has managed to represent an entire picture of the regional history regarding the interaction between man and nature, as well as the formation of rational nature management and environmental protection in the first third of ХХ c. The book itself stays an important landmark in the development of a new direction in the domestic science — an ecological history.

West Siberia, ecological history, nature management, environmental policy.

Источник