•  

Рецензия на книгу: Шмидт В.А. В свете личного знания чрезвычайной истины / Темплинг В.Я., Никулина Н.А.: Сост., вступ. слово и коммент.

Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2015. No 3 (30)

Рецензия на книгу: Шмидт В.А. В свете личного знания чрезвычайной истины / Темплинг В.Я., Никулина Н.А.: Сост., вступ. слово и коммент.

Представлена рецензия на двухтомное издание источников личного происхождения, отражающих биографию, жизненные взгляды и творчество В.А. Шмидта — религиозного провинциального мысли- теля. Документы показывают его отношение к эпохальным событиям ХХ в., полемику с официально принятыми доктринами и протест идеологическим тенденциям того времени, отстаивание незыб- лемых этических принципов, религиозно-нравственных основ поведения, метафизических представле- ний. Публикация сопровождается обстоятельной вступительной статьей и научными комментария- ми и имеет большое значение для изучения истории российских немцев, индивидуальных стратегий поведения верующих в условиях тотального антирелигиозного режима.

История ХХ столетия наполнена многими трагическими событиями, которые оставили глу- бокие следы не только в памяти отдельных людей, но и в судьбах целых народов: революции, войны, репрессии, депортации, преследования за веру и убеждения, ограничения в правах и т.п. Несмотря на то, что сохранилось немало документальных свидетельств об этих событиях, каждая новая публикация вызывает живой интерес, а данная — еще и уникальна. Уникальность рецензируемого издания определяется несколькими обстоятельствами. Во-первых, тем, что в нем увидели свет ценные документы из семейного архива, принадлежащие перу Вольдемара Александровича Шмидта — мыслителя по призванию, немного писателя и поэта, убежденного и неутомимого борца за свободу вероисповедания. Широкий диапазон документов: литературные произведения разных жанров, этико-религиозные сочинения, автобиографии и переписка — раскрывает необычайно глубокий внутренний мир человека, чей жизненный путь обнимает уни- кальное время. В сознательном возрасте он был свидетелем эпохальных событий — социали- стических преобразований, репрессий, войны, депортации, послевоенных реформ, крушения Советского государства. Во-вторых, жизненный путь В.А. Шмидта, прорисовываемый автобио- графиями и многочисленными биографическими вкраплениями в другие тексты, представляет собой очень редкий вариант индивидуальной стратегии поведения рядового советского челове- ка, рискнувшего публично высказать несогласие с официальными взглядами и практиками. Бу- дучи человеком верующим, Вольдемар Александрович не мог смириться с навязыванием науч- но-атеистического мировоззрения обществу и особенно подрастающим поколениям. В-третьих, данная публикация имеет значение и для изучения истории российских немцев в Тюменской области, которая пока еще не имеет богатой историографической традиции. Единственная мо- нография Е. Эйхельберга уже давно стала библиографической редкостью, немногочисленные статьи по истории лютеранской церкви в регионе, о пребывании военнопленных и некоторым другим темам рассредоточены по малотиражным и недоступным рядовому читателю изданиям [Эйхельберг, 1999; Темплинг 2000, 2004, 2005, 2009].

Следует отметить, что это не первая публикация произведений ишимского мыслителя. Первое, инициативное издание в авторской редакции и под таким же названием было осущест- влено в 2005–2006 гг. мизерным тиражом в 50 и 30 экз. и поэтому осталось незамеченным. Жизни и творчеству В.А. Шмидта было посвящено несколько небольших статей [Марикова, 2008; Темплинг, 2012, 2013; Никулина, Темплинг, 2014]. Однако рецензируемый сборник не яв- ляется копией или даже вариантом первой публикации. Это совершенно самостоятельное, значительно дополненное документами из обширного рукописного наследия В.А. Шмидта, систе- матизированное и структурированное издание со всеми элементами, присущими научным пуб- ликациям. Сложность структуры обусловлена целью составителей полнообъемно представить «жизнетворчество» В.А. Шмидта, его универсальный культурный опыт, объединивший разные дискурсивные практики; по этой причине «разножанровые» материалы включены в общие «разделы-концепты», значимые для мировоззренческой и творческой позиции автора. Всего в сборнике пять разделов-концептов: «Идея», «Метод», «Жизнь в идее», «Делание» и «Перепис- ка». Первые три раздела и часть четвертого помещены в первой книге, основной объем второй занимают «Переписка» и часть раздела «Делание».

Открывается сборник разделом «Идея», в котором центральное место занимает главный труд всей жизни Вольдемара Александровича «Законодательство любви» — своеобразный программный документ, в свернутом виде содержащий основные принципы, руководствуясь которыми, как полагал автор, человечество в целом и каждый человек в отдельности смогли бы если и не построить идеальное общество на земле, то организовать жизнь таким образом, что- бы быть достойными перехода в иное бытие. Более 30 лет автор совершенствовал «Законода- тельство», в основании которого лежат законы формальной логики, три «категорических импе- ратива общественной жизни» и цикл этических заповедей, сформулированных на основе и в духе библейского декалога. Об эволюции центрального сочинения автор повествует в довольно обширном предисловии, об этом свидетельствует и комментарий в стихах этических заповедей «Законодательства». Все дальнейшее повествование по существу является разворачиванием обоснования и доказательства правомочности этих законов и характеристикой «метода», с по- мощью которого можно познать окружающий мир и вести нравственно безукоризненный образ жизни — тот идеал, к которому стремился сам В.А. Шмидт. Свой метод, еще нуждающийся в осмыслении, он назвал «рассудительным познанием средствами лексики».

Третий раздел — «Жизнь в идее» — по мысли составителей призван раскрыть многогран- ность творческого потенциала автора и то влияние, которое оказали события лета 1945 г. на его личность и дальнейший жизненный путь. В этой части опубликованы стихи разных лет, бас- ни, обширное поэтическое произведение «Монолог в аду, или Рассуждения и замыслы пленно- го дьявола», притча, размышления автора над высказываниями великих людей. Уникальными являются автобиографии В.А. Шмидта, кои представлены в двух вариантах, один из них создан в необычном формате автоинтервью. Кроме детских воспоминаний о близких, о событиях лич- ной жизни автобиографии наполнены размышлениями о смысле жизни, о путях спасения души. Следует отметить, что биографические инклюзивы встречаются во многих произведениях авто- ра. Но экскурсы в события своей жизни не являются самоцелью, как и все прочие тексты, они подчинены единой цели — просвещению и наставлению читателей. О чем ярко свидетельству- ют тексты, помещенные в разделе «Делание».

Центральное место во второй книге, безусловно, занимает переписка В.А. Шмидта. Здесь почти нет писем личного характера. Из 79 писем только одно адресовано родственникам, четы- ре письма — другим частным лицам, все же остальные направлялись в различные официаль- ные инстанции или общественным деятелям. В хронологическом диапазоне переписка охваты- вает период со второй половины 1950-х по начало 2000-х гг. (крайние даты 20 ноября 1956 — 30 марта 2008). Впечатляет разнообразие адресатов. Это и первые лица государства Н. Булга- нин, К. Ворошилов, Н. Хрущев, Л. Брежнев, и редакции центральных газет («Правда», «Извес- тия», «Комсомольская правда», «Neues Leben», «Советская Россия», «Учительская газета»); из региональных печатных органов — «Ишимская правда» и «Омская правда». Письма из Ишима на- правлялись и в адреса Академии наук СССР, Академии медицинских наук, Института Маркса — Энгельса — Ленина, Союза писателей СССР и др. При всем разнообразии адресатов содержа- ние писем также было подчинено одной цели — В.А. Шмидт пытался исходя из своего понима- ния содержания термина «наука», следуя строгим законам формальной логики, доказать не- правомочность существования такого понятия, как «научный атеизм». Он горячо протестовал против навязывания атеистического мировоззрения, особенно детям. Поводом для писем слу- жили газетные статьи и небольшие заметки, выступления чиновников по радио, интервью госу- дарственных лидеров, литературные произведения и даже школьные задания для детей. При этом религиозность автора никогда не была воинственной и он не считал возможным навязы- вать свои убеждения другим, в том числе собственным детям. Вера В.А. Шмидта, хотя и осно- вывается на мистическом откровении, тем не менее лишена мистицизма, в ее основе рационализм, опирающийся на строго выверенные понятия, логически обоснованные непротиворечи- вые рассуждения. Любое логическое несоответствие в любом тексте вызывало у автора острую реакцию. В таком случае авторитетов он не признавал и прямо писал об этом и министру, и академику, и университетскому профессору, и советскому Эзопу — С.В. Михалкову. Критике подвергались в том числе и некоторые места Священного Писания (как в русском, так и в не- мецком переводах). Возвращение Шмидта в религию — яркий пример неэффективности поли- тики государства в этой сфере. Несмотря на колоссальные усилия, направленные на борьбу с церковью и религиозностью, справиться с «пережитком прошлого» Советскому государству так и не удалось. Как бы ни хотелось советским идеологам увидеть в простом народе — пролета- риате или беднейшем крестьянстве — носителей светлого будущего, на самом деле все они «ро- дом из прошлого» и воспитывались в духе традиционных представлений и ценностей. Поэтому наивная идея о формировании новой советской общности, например, в условиях строительства советских городов на пустом месте, не имевшем исторической памяти, с треском разрушались действительностью — и здесь религиозные практики возрождались, и никакими ухищрениями вроде «красных крестин» или «красной пасхи» искоренить их не удавалось.

Стоит сказать, что некоторые философские рассуждения, статьи и даже письма действи- тельно представляют исследовательский интерес; что же касается литературно-художествен- ного творчества (лирические откровения, басни), наивного, в большинстве случаев лишенного эстетической ценности, но подкупающего своей искренностью, оно значимо в отношении дидак- тической и просветительской функции, образной «иллюстрации» мировоззренческих идей.

Произведения В.А. Шмидта любопытны не только в плане его рассуждений о незыблемых этических принципах, религиозно-нравственных основах поведения, метафизических представ- лений, но и как свидетельства эпохи, документы, в которых автор открыто выражает свое отно- шение к происходящим событиям, полемизирует с официально принятыми доктринами, отстаи- вая право открывшейся ему «чрезвычайной» истины.

Несомненную ценность книге придают обстоятельная вступительная статья и научные комментарии. Органично выглядит трехчастная структура вступительного слова, в котором представлены краткая биография автора, изложены логика построения сборника и принципы, принятые составителями при публикации текстов. Составители оправданно сосредоточили внимание на характеристике творческого наследия В.А. Шмидта, лишь слегка коснувшись его биографии. В этом видится глубокий смысл и отражается главная особенность творчества ав- тора, насквозь пронизанного личным жизненным опытом. Шмидт — не вполне писатель, не вполне художник слова, его мало интересуют красота и необычность метафор, ритмический рисунок стихотворного текста. Являясь носителем сокровенного знания, открыв для себя путь, который по его убеждению, вел к спасению души, в центр своего мировоззрения он поставил бога и вел образ жизни, соответствующий этическим нормам христианства, и все свои размыш- ления подтверждал примерами из личного опыта. Именно поэтому все его произведения насы- щенны фактами биографии. Обладая спасительным, но глубоко личным знанием, он пытался поделиться им с другими людьми.

Авторы вступительной статьи обосновывают включение в данное издание сомнительных с литературной точки зрения стихотворных комментариев к «Законодательству любви», централь- ному труду всей жизни автора, которые отсутствуют в первой, прижизненной публикации произ- ведений Шмидта, «контекстом их интерпретации», в них отражается жизнь, живой опыт людей. Авторами особо отмечается дидактичность произведений и всего стиля письма В.А. Шмидта. Страстным призывом к спасению, указанием пути к нему, разъяснениями он продолжает тради- ции эпохи просвещения. В статье также кратко характеризуются как группы произведений, на- пример басни, притча, стихотворения, автобиографии, письма, так и отдельные сочинения. Ра- зумеется, ограниченные объемы вступительного слова позволили авторам дать только самую общую характеристику творчества В.А. Шмидта. В критическом осмыслении, по-видимому, нуж- дается и «метод познания мира» мыслителя, основанный на лексическом богатстве языка.

Завершается вступительная статья изложением основных принципов, которыми руковод- ствовались составители при подготовке публикации, и краткой характеристикой неопублико- ванных рукописей, хранящихся в семейном архиве.

Отдельной оценки достойны и научные комментарии. Они весьма разнообразны по харак- теру и включают в себя элементы археографического конвоя, краткие биографические справки, литературоведческие и исторические комментарии, временами приобретающие форму развернутых размышлений. Важным для изучения творчества и размышлений автора представляется и публикация в комментариях вариантов некоторых текстов. Присутствие перекрестных ссылок позволяет читателям оперативно ориентироваться в отношении повторяющихся фактов и раз- мышлений, увидеть их в различных контекстах, в которые они были помещены автором.

В целом следует сказать, что при подготовке издания составителями была проделана ко- лоссальная работа, в результате которой широкой научной общественности представлен ори- гинальный мыслитель, глубоко верующий человек, бесстрашный, но не безрассудный борец за свободу вероисповедания, очевидно, один из уникальных представителей советского поколе- ния, отличавший и отделявший вековую человеческую мечту о высшем справедливом общест- ве от той модели, что воплощалась в Советском государстве. Представляется, что более де- тальное изучение идей В.А. Шмидта, его произведений, тактики поведений, выборов и решений, принимаемых в разных жизненных ситуациях, позволивших ему преодолеть все преграды и опасности, подстерегавшие разного рода несогласных со стороны советской системы, и стать свидетелем ее распада, имеет большое значение для воссоздания некоторых особенностей реальной картины социальных взаимоотношений в советском обществе. Перед нами своео- бычный пример индивидуального, внутреннего протеста системе, который, вероятно, еще пред- стоит исследовать и понять.

Думается, что издание станет заметным событием культурной жизни нашего региона и бу- дет с интересом воспринято не только научной общественностью, но и массовым читателем.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Марикова Л. «Я человеком стал как есть» // Сиб. богатство. 2008. No 4. С. 56–59.

Никулина Н.А., Темплинг В.Я. Писательство как служение «истине чрезвычайной»: (Опыт конструиро- вания творческой биографии писателя из сибирской провинции) // ХХII Лотмановские чтения (Москва, 23– 24 декабря 2014). [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://ivgi.rsuh.ru/article.html?id=2633286.

Темплинг В.Я. Военнопленные Второй мировой войны в Тюмени // Ежегод. ТюмОКМ 1999. Тюмень, 2000. С. 102–112.

Темплинг В.Я. Лютеранская церковь в Тобольской губернии (XVIII–XIX вв.) // Aus Sibirien — 2004: На- уч.-информ. сб. Тюмень, 2004. С. 74–76.

Темплинг В.Я. Линия судьбы: (О привлечении советских немцев к работе с военнопленными) // Aus Si- birien — 2005 // Электронная библиотека «Путь в Сибирь» [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http:// library.ikz.ru/georg-steller/aus-sibirien-2013-2005/templing-v.ya.-tyumen-rossiya-sudby-o.

Темплинг В.Я. «Сон смешного человека» Вольдемара Шмидта: (Случай как поворотный момент в жизненном пути) // Креативная экономика и социальная инновация. 2012. No 2 (3). С. 152–157.

Темплинг В.Я. Один на один с атеизмом: (Дон Кихот от религии Вольдемар Шмидт и его «личное зна- ние чрезвычайной истины») // Материалы Междунар. науч.-практ. конф. «Человек и религия» (Минск, 14– 16 марта 2013) / Под. ред. С.Г. Карасевой, С.И. Шатравского. Минск, 2013. С. 189–194.

Эйхельберг Е.А. Немцы Тюменской области: Прошлое и настоящее. Тюмень: Вектор Бук, 1999. 152 с.

Тюменский государственный институт культуры kafedra_skd@mail.ru

Subject to presentation being a review of a two-volume edition containing sources of personal origin, reflec- ting a biography, life creed and creative work of V.A. Schmidt — a religious provincial thinker. The documents show his attitude to epoch-making events of ХХ c., debating with officially accepted doctrines, protesting against ideological tendencies of that time, defending immutable ethical principles, religious and ethical behaviour founda- tions and metaphysical notions. The publication is accompanied by a detailed introductory article and scientific comments. It is of great importance for studying history of the Russian Germans and individual strategies of be- lievers' behaviour under a total аntireligous regime.

Russian Germans, V.A. Schmidt, Soviet ideology, religious ethics, scientific atheism, correspon- dence, autobiography, individual protest.

Источник