•  

РЯСЛИЦА РАФАЙЛОВСКОГО СЕЛИЩА КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРЯДЕНИЯ У САРГАТЦЕВ

ПРЯСЛИЦА РАФАЙЛОВСКОГО СЕЛИЩА КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРЯДЕНИЯ У САРГАТЦЕВ

The article touches upon a question of studying one of the household activities among the Sargatka population, namely, spinning craft. Subject to detailed analysis being a collection of spinning wheels including 153 items. The author singles out modeled spinning wheels of various shapes, as well as sharpened ones made of fragments of vessels, the latter dominating in number. The modeled spinning wheels were most likely used by the inhabitants of the Rafajlovo complex in the middle period of its existence. A conclusion is made as to yarn making for domestic use by each family.

История ткачества насчитывает несколько тысячелетий. Первые тканые материалы были обнаружены при раскопках древнего поселения у турецкого поселка Чатал Хюиюк, их возраст определяется в 6500 лет до н. э. [Неелов, 1986]. Ткачество появилось как необходимость, первоначально — как плетение из тростника, камыша, травы, луба, кожаных ремешков, т. е. материала, распространенного повсюду, где селились люди. Через какое-то время была открыта прядильная способность растений, из которых ранее плелись различные предметы и вещи. У некоторых народов до сих пор сохранилось производство домотканой одежды из крапивы, конопли или льна [Тюрки таежного Причулымья, 1991; Нестер, 1992]. Этнографические данные позволяют представить общую картину получения волокна и прядения. Сначала крапиву или коноплю высушивали в снопах на солнце. Вручную разминали, выбирали волокна и трепали их вальком. Размочаленные волокна толкли в ступе. Затем волокно пряли, причем известно два способа получения нити: ручной — пряха вытягивала волокна из кудели и скручивала их в нить между ладонями, другой способ — с помощью веретена: левой рукой вытягивалось волокно из кудели, правой крутилось веретено, на которое наматывалась нить. Полученную таким образом пряжу вымачивали в кипятке, высушивали и выколачивали, после этого пряжа была готова к употреблению, т. е. для изготовления предметов одежды. Процесс получения волокна мог, вероятно, варьироваться в зависимости от принадлежности к той или иной культуре [Глушкова, 1994; Гаврилюк, 1989; Попов, 1955]. Немного позже развивающееся скотоводство обеспечило население различными видами изделий из пуха и шерсти. Процесс прядения шерсти практически не отличался от способа прядения растительных волокон.

Свидетельством существования у саргатского населения прядения как способа получения сырья для изготовления одежды служат многочисленные находки пряслиц на поселениях, городищах и в погребениях [Полосьмак, 1987; Матвеева, 1983–1985, 1987; Матвеева, Буслова, 1988; Корякова, 1988; Хабдулина, 1993]. Пряслице — грузик, маховое колесико, надеваемое на нижний конец веретена для придания ему устойчивости и равномерности вращения. Веретено представляло собой тонкую круглую в сечении деревянную палочку. По этнографическим данным, длина веретена составляла 25–27 см с утолщением на одном конце. На изготовление «костюма» (рубаха+штаны) хватало 9–10 веретен пряжи. Небольшие отверстия в пряслицах говорят о том, что толщина веретена редко превышала 10 мм [Попов, 1955].

Пряслице является одной из многочисленных категорий находок на археологических памятниках, однако прядение исследовано далеко не так хорошо, как, например, древнее гончарное производство. Немногие работы посвящены пряслицам как предмету самостоятельного изучения. Хочется отметить исследования Н. А. Гаврилюк [1989], А. Н. Телегина [1999], М. А. Чемякиной, Л. Н. Мыльниковой [1995] и тезисы Н. А. Берсеневой [1999], в которых дается подробное описание этих орудий труда, а также сделаны выводы о способе насадки пряслица на веретено, прослежена взаимосвязь между массой, диаметром пряслиц, длиной веретена, толщиной и качеством получаемой нити. Кроме этого, затрагиваются вопросы использования пряслиц в качестве культурно-диагностирующего источника.

Большое количество пряслиц было найдено при исследовании Рафайловского комплекса, который находится в Исетском районе Тюменской области на правом берегу р. Исети. Памятник занимает площадь более 60 тыс. м2 и включает в себя двухплощадочное городище, обширное селище и курганный могильник. На сегодняшний день Рафайловский комплекс является крупнейшим исследованным памятником саргатской культуры на территории лесостепного Притоболья[1]. По результатам исследований можно говорить о нем как о крупном межплеменном центре [Матвеева, 2000]. На городище и селище вскрыты и изучены остатки 21 жилища и 7 хозяйственных построек, выявлено несколько строительных горизонтов, оставленных населением одной культуры [Матвеева, 1993].

Данная работа имеет целью всестороннюю характеристику пряслиц как орудий труда, выделение основных типов, употреблявшихся саргатским населением, изучение динамики

прядения как отрасли экономики. Статистической обработке было подвергнуто 153 предмета (целых и в обломках, дающих представление о форме пряслица) по 15 признакам. В результате были выделены две неравноценные в количественном отношении группы: А — лепные пряслица — 25 ед. (16 %), Б — точеные (выточенные из осколков глиняной посуды и одно из куска талька) — 128 ед. (84 %). Данная коллекция является, пожалуй, самой представительной из известных коллекций пряслиц, относящихся к лесостепным культурам раннего железного века.

Лепные пряслица по форме подразделяются на следующие типы: дисковидные, уплощенные (овальные в разрезе), шаровидные, конические и цилиндрические (табл. 1).

Лепные пряслица Рафайловского комплекса

Таблица 1

Вес, г

17,8 21

24,2 18

10,95 23,2

19 32,5

15,5 29

17,15

33 13,3 25

No п/п

Шифр

Тальк

Орнамент

Диаметр, см

Высота, мм

1 2 3 4 5 6 7

374/LII 374/XLIV 374/LXXIV 374/XXXV 387/CLI 387/CLXXXV 374/LXXXI

+

+

+ + +

4,6 5 3,8 3,5 4,8 4 4

13
13
9
14
11
13
10

8 9

229/738 374/L

   

3 2,5

23 22

10 11 12

230/XXVI 374/XXXVII 387/CCXV

 

+ + +

2,4 3 3

12 19 15

13
14
15
16
17
18

229/192 388/166 374/LIX 387/LXXVIII 387/CLXXIX 387/CCXI

+

+

+ +

+ +

3 3,5 3 2,7 3,6 3,8

16
28
13
18
20
11

19 20 21 22 23

374/XLIII 374/XLI 387/CX 387/VI 229/464

 

+ +

3,5 4 4 4,3 5

13 23 13 19 21

Тип пряслица

Дисковидное

Шаровидное Цилиндрическое

Коническое

Уплощенное

Другие формы

24 25

387/XIII 374/XXXVI

3 15 3,5 36

Дисковидные (7 ед.). Три пряслица схожи по виду, диаметром 4–5 см, высотой 10–13 мм, неорнаментированные, подпрямоугольные в разрезе. Вес целых пряслиц составляет 17,8– 24,2 г. Верхние площадки слабо вдавлены, вероятно вследствие проделывания сквозного отверстия (рис. 1, 1). Одно пряслице, с обильной примесью талька в тесте, на одной из площадок имеет отпечатки деревянной плашки, на которой, видимо, оно лепилось. Два пряслица (одно с примесью талька в тесте, другое сильно закопчено) украшены по верхней площадке процарапанными радиальными линиями (рис. 1, 4). Еще одно пряслице орнаментировано по бортику отпечатками гладкого штампа, другое — радиальными отпечатками шнура с обеих сторон (рис. 1, 2, 3).

Рис. 1. Лепные пряслица Рафайловского археологического комплекса:
1-4 - дисковидные; 5, 6, 11 - цилиндрические; 7 - шаровидное; 8-10, 13, 14 - конусовидные; 12, 15-17 - уплощенные; 18, 19 - другие формы

Шаровидные (2 ед.). Практически идентичные предметы с хорошо заглаженной поверхностью. Диаметр 2,5 и 3 см, высота 22 и 23 мм. Неорнаментированы. По излому одного из пряслиц хорошо прослеживается способ проделывания отверстия: глиняный шарик протыкался с двух сторон, поэтому сквозное отверстие получилось слегка изогнутым (рис. 1, 7).

Цилиндрические (3 ед.). Диаметр 2,4–3 см, высота 12–19 мм. Поверхность хорошо обработана у двух предметов. Одно слеплено небрежно, поверхность бугристая, шероховатая. На одной из площадок вокруг отверстия и на боку имеется несколько тонких мелких процарапанных черточек. Сквозное отверстие сделано косо (рис. 1, 11). Второе пряслице украшено шестью маленькими круглыми ямками по верхней площадке, которая несколько вдавлена. На нижней площадке вокруг выходного отверстия наблюдается слегка приглаженный бортик из выдавленной глины. Похожее пряслице есть в коллекции поселенческого комплекса Омь-1 [Чемякина, Мыльникова, 1995, с. 54]. Третье пряслице имеет ямки по бортику, а также ямки, разделенные радиальными черточками, на одной из площадок (рис. 1, 5, 6). Вес целых пряслиц 10,95 и 23,2 г.

Рис. 2. Точеные пряслица Рафайловского археологического комплекса:
1-10, 12, 13 - из шеек гороховских сосудов; 11 - заготовка пряслица из шейки гороховского сосуда; 14 - заготовка из стенки саргатского сосуда; 15-18 - заготовки из стенок гороховских сосудов

Конические (6 шт.). Два пряслица практически одинаковых — в виде усеченного конуса, по верхней площадке украшены радиальными отпечатками гребенчатого штампа. Диаметр 3; 3,6 см, высота 16; 20 мм соответственно. Меньшее пряслице около выходного отверстия имеет валик из выдавленной глины (рис. 1, 9, 10). Пряслице из кургана — самое крупное из конических, по всей боковой поверхности украшено рядами мелких косых наколов. Верхняя площадка вдавлена. В тесте наблюдается примесь мелко толченой слюды. Диаметр — 3,5 см, высота 28 мм, вес 32,5 г (рис. 1, 8). Четвертое пряслице имеет закругленную верхнюю площадку, диаметром 3 см, высотой 13 мм (рис. 1, 13). Еще один экземпляр с таким же диаметром, высотой 2,5 см, неорнаментирован. Последнее пряслице этого типа представляет собой, видимо, незавершенное изделие. Форма четко не определена, поверхность практически не обработана. Диаметр его 2,7 см, высота 18 мм, вес 16 г (рис. 1, 14).

Рис. 3. Точеные пряслица Рафайловского археологического комплекса

Уплощенные пряслица, овальные в разрезе, представлены пятью экземплярами. Три изготовлены довольно небрежно — поверхность бугристая, шероховатая (рис. 1, 12). Неорнаментированы. На фрагменте одного пряслица от середины отверстия на его поверхности сохранились следы вращательных движений палочки, с помощью которой делалось отверстие (рис. 1, 16). Диаметр готовых изделий — 3,5–4,3 см, высота 13–23 мм. Вес целых пряслиц составляет 17,15; 33 г. Четвертое и пятое пряслица из этой группы орнаментированы круглыми ямками по верхней и нижней площадкам и боковой поверхности (рис. 1, 15, 17). На одной из площадок четвертого пряслица сохранились отчетливые отпечатки какого-то плетеного изделия (циновки?).

Еще два пряслица не относятся ни к одной из перечисленных категорий. Одно выполнено в форме маленького сосудика, диаметром 30 мм, высотой 15 мм, весом 13,3 г (рис. 1, 19). Другое диаметром 35 мм, высотой 36 мм, весом 25 г, в центральной части имеет дисковидную форму, области вокруг отверстий вытянуты в виде конусов (рис. 1, 18).

В группе точеных пряслиц можно выделить две подгруппы: 1 — выточенные из горлышка (шейки) сосуда (21 экз.) и 2 — выточенные из стенок горшков (106 экз.). К группе точеных пряслиц отнесен также фрагмент пряслица, выточенного из целого куска талька.

Подгруппа 1 (табл. 2). Из 21 пряслица 20 выточены из шеек гороховских сосудов, 20 имеют орнамент, 4 — нагар на одной из сторон. Нагар остался, видимо, от приготовления пищи в сосудах, из которых впоследствии были выточены данные пряслица (рис. 2, 1–10, 12, 13). Только одно пряслице изготовлено из орнаментированной шейки саргатского сосуда. Два изделия из орнаментированных шеек гороховских сосудов можно интерпретировать как заготовки пряслиц (рис. 2, 11), одно из них имеет следы сверления. Диаметр пряслиц подгруппы 1 — 40–50 мм, высота — от 6 до 10 мм, вес целых экземпляров колеблется от 13,6 до 38 г.

В подгруппе 2 (табл. 2, рис. 3) вычленяются 15 заготовок, из которых 4 имеют орнамент (рис. 2, 15–18), 5 выточены из стенок гороховских сосудов, а 2 — из фрагментов импортной красноглиняной посуды. Две заготовки имеют нагар на одной из сторон.

Из стенок среднеазиатской посуды изготовлены 4 пряслица со сквозными отверстиями. Одно из них имеет нагар, т. е. можно предположить использование в быту саргатцев импортной посуды.

Из стенок гороховской посуды изготовлено 57 пряслиц, из них 5 орнаментировано, 5 имеют нагар. Из стенок саргатских сосудов изготовлено 30 пряслиц. Одно из них сохранило орнамент в виде мелких ямок (выточено, видимо, из придонной части горшка), 5 — имеют нагар. Диаметр пряслиц второй подгруппы 20–70 мм, высота — 3–9 мм. Вес целых предметов — от 8,5 до 47 г.

Таблица 2

Вес, г

+ 4 6 15,6 + + 4 7 19,5 + + 4 7 14,5 + + 4 9

+ + 3 9 13,6 + + 5 7 32,2 + + 5 10 38 + + 4 9 16,4 + + 5 10

+ + 5 8 22,3 + + 5 8 28 + + 4 9 19,5 + + 4 10 24 + + 5 8

+ + 4 8 + + 4 10 + + 5 4

Шифр

Тип изделия

Из обломка сосуда

Орнамент

Диаметр, см

Высота, мм

Пряслице

Заготовка

импорт- ного

саргат- ского

гороховского

No п/п

Точеные пряслица Рафайловского комплекса

Выточенные из шейки

1 230/XXIV* + 2 230/XIX* + 3 374/?* + 4 374/XXIV* + 5 387/CCXXIII + 6 230/XXXI + 7 374/CVIII + 8 374/XLV + 9 374/CXI-1 + 10 387/CXXI + 11 387/LVII + 12 387/652 + 13 387/LXXXVIII + 14 387/VII + 15 387/CI-1 + 16 374/III + 17 387/CI-2 + 18387/CCIX+ 19 374/CIV +

20 229/1624 + 21 374/VI +

22 229/465 + 23 387/CLIII + 24 387/CCIII + 25 387/XCVIII + 26 387/V + 27 374/LXXVI* + 28 374/XLIX* + 29 230/VI +

++57
+ + 5 10 16

Выточенные из стенки

+ + 5 9 35,5 + + 4 9 26

+ + 4 6 17,5 + + 4 7 15,5 + + 5 7 24,5

+ + 4 6 17,5 + 5 5 20,5 + 4 7 15,5

+ 7 7 47

+

4 5 12,5

No п/п

Шифр

30
31
32
33
34
35
36
37 387/XL* 38 387/CX
39 230/828 40 387/XXX 41 229/503* 42 387/XX
43 387/XLII 44 229/1215 45 387/CXXIV 46 229/186 47 229/1621 48 229/396 49 229/1405 50 229/71

51 229/823 52 230/XXVIII 53 229/1006

Пряслице Заготовка

импорт- ного

саргат- ского

гороховского

Орнамент Диаметр, Высота, Вес, см мм г

3 6 9,5 5 5 23,5 4 5 15,5 5 5 22,5 4 8 16,5 4 7 15,5 4 6 10,5 4 5 19 5 8

2 8 8,8 5 7 26,4 4 6
4 6 14 4 6 15 5 6

4 5
3 9 14 4 6 19,5 4 5
4 6 19,3 4 7 21,1 4 5 14 3 5 9,5 5 8 19 6 6 28,1

Тип изделия

Из обломка сосуда

230/XXXVIII + + 374/CXX + + 374/CXXVII + + 387/LIV + + 387/CLXXIII + + 387/CLXXXVII +

387/XLIV + +

+ + + + + +

54 55229/80+

+
+
+
+
+
+ +46

229/91-2 +

  1. 56  230/XXII

  2. 57  230/XXIX

  3. 58  374/LIII

  4. 59  230/XXI

  5. 60  374/CI

  6. 61  388/40

  7. 62  374/LXVI

  8. 63  374/XVIII

  9. 64  374/XXIII

  10. 65  374/LXIX

  11. 66  374/LXXV

67374/V+ 68374/IV+

  1. 69  374/CXXIX

  2. 70  374/XII

  3. 71  374/LXV

  4. 72  374/LXI

  5. 73  387/LIII

  6. 74  387/CLXXV

  7. 75  387/LXXIV

  8. 76  387/323

  9. 77  387/CXCVII

  10. 78  387/LXII-1

+ + + + + + + + + +

7 13,5

+ + + + + + + + + + +

+ + + + +

  • +  +

  • +  +

  • +  +

  • +  +

  • +  + +

    + +

+ + + + + + + + + + +

  • +  3

  • +  3

  • +  4

  • +  3

  • +  5

  • +  6

  • +  3 5

  • +  3

  • +  4 5

  • +  5 5

  • +  5 7 +44 +55

  • +  4 5

  • +  5

  • +  5 6

  • +  4 7

  • +  4

  • +  5

  • +  4

  • +  5 8

  • +  6 6

  • +  4

5 10,5 6 9,5 6 14,5 5 21,2 5 19,5 8 32

4 10,5

7 23,5 7 24 5 19

5 14,5

Тип изделия Пряслице

  1. 79  387/LXXXII

  2. 80  387/XLVII

  3. 81  387/XXX

  4. 82  387/XXII

  5. 83  387/CCXXV

  6. 84  387/CXXII

  7. 85  387/LXII-2

  8. 86  387/CXLXI

  9. 87  387/CXXVII

  10. 88  387/LXI

89387/IV+ 90387/IX+ 91 387/CXCV + 92387/I+

Из обломка сосуда
гороховского см мм г

No Шифр п/п

Орнамент Диаметр, Высота, Вес,

Заготовка

импорт- ного

саргат- ского

+ + + + + + + + + +

+ 4 6
+ 3 5
+ 5 7
+ 5 6
+ 4 7 16,5 + 5 7

+ 4 5 13,3 + 4 7
+ 4 5
+ 5 7 19,5 +35 +46 +47 +44

  1. 93  387/LI

  2. 94  387/CLXXVII*

  3. 95  229/631*

  4. 96  229/91-1*

  5. 97  374/CVI*

  6. 98  374/CX*

  7. 99  387/LII*

  8. 100  374/LXXX*

  9. 101  374/C*

  10. 102  374/XXVI*

  11. 103  387/C

  12. 104  229/721

  13. 105  229/1047

  14. 106  230/1338

  15. 107  230/XXXV

  16. 108  230/3286

  17. 109  230/XXVII

  18. 110  230/XII

  19. 111  230/XI

  20. 112  388/41

  21. 113  374/CXVI

  22. 114  374/I

  23. 115  374/XCII

  24. 116  374/CXI-2

  25. 117  374/XC

  26. 118  374/LXXXVII

  27. 119  374/CXXX

  28. 120  374/CXXV

  29. 121  374/LXX

  30. 122  387/1065

  31. 123  387/XXVIII

  32. 124  387/LXX

  33. 125  387/VIII

  34. 126  387/XLVI

  35. 127  387/XI

+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+

+ + + + +

4 7 16,5 5 7
4 5
3 5 12,5 5 6 15 4 5

4 7 22,5 5 6 24 5 7 24,5 6 7 36,7 3 5 9,5 5 7

6 6
4 9 23,5 6 7 36,5 4 8 17,5 4 7
5 8
5 6
3 3 8,5 6 6 29,5 5 5 24 4 6 10 5 6 19 3 5 10,5 3 5 10 4 5
4 4
4 7
6 6 25,1 5 5
5 8 23,8 5 6
5 5
4 6

+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+

+

Примечание. Звездочкой после шифра отмечены пряслица, выточенные из обломков посуды с нагаром.

Проанализировав материал, можно предложить реконструкцию техники изготовления пряслиц из обломков сосудов. Сначала выбирался черепок, подходящий (или понравившийся) по орнаменту, размеру, толщине; края его обкалывались так, чтобы получилась приблизительная окружность, затем в условном центре сверлилось отверстие для веретена. Завершающим этапом была шлифовка изделия и обтачивание бортиков, корректирующее центральное отверстие. В коллекции Рафайловского селища имеются пряслица с двумя отверстиями, имеющими, видимо, технологическое назначение — для крепления нити, хотя, может быть, одно из отверстий являлось первым неправильно выбранным центром (см. рис. 2, 3; 3, 16, 19).

Большее по сравнению с лепными количество точеных пряслиц на Рафайлово может быть объяснено несколькими причинами. Во-первых, изготовление пряслица из фрагмента разбившегося сосуда обходилось дешевле и занимало гораздо меньше времени, чем выполнение лепного. Эксперимент автора показал, что на изготовление точеного пряслица требуется 20–30 минут, тогда как на получение лепного затрачивалось гораздо большее время, необходимое для подготовки формовочной массы, непосредственно лепки изделия, его сушки и обжига. Во-вторых, точеные пряслица могли использоваться в качестве грузика, противовеса, может быть, гирьки. Кроме этого, возможно их применение в каких-либо играх. В рафайловской коллекции зафиксировано также использование сломанного пополам пряслица в качестве лощила, что свидетельствует о нескольких этапах утилизации разбившегося сосуда.

Таким образом, можно констатировать, что население Рафайловского комплекса имело такую достаточно развитую отрасль хозяйства, как прядение. На основании же анализа распределения пряслиц по жилищам Рафайловского селища сделан вывод о производстве пряжи для собственного употребления каждой семьей. Отсюда вытекает заключение о том, что в исследуемый отрезок истории саргатской культуры прядение как отрасль хозяйства еще не вошло в круг обособленных ремесленных производств. С уверенностью можно говорить также о динамике прядения, о чем свидетельствует анализ распределения лепных пряслиц по жилищам Рафайловского комплекса. Большая часть лепных пряслиц найдена в 8-м (6 шт.) и 14-м (5 шт.) жилищах, по одному экземпляру — в 13, 6 и 4-м жилищах, по два пряслица — в жилищах 12 и 1 (камеры 2 и 4). Два лепных пряслица найдены на межжилищном пространстве и по одному изделию — на городище и в насыпи кургана. В самых ранних жилищах 9 и 10 не найдено ни одного лепного пряслица. Следовательно, лепные пряслица использовались населением Рафайловского комплекса, скорее всего, в средний период его заселения. Их практическое исчезновение можно связать, вероятно, с необходимостью упрощения и удешевления процесса получения пряжи. Говорить о существовании на Рафайлово ткачества пока преждевременно, так как ничто не указывает на наличие ткацких вертикальных или горизонтальных станков. Ни в одном из исследованных жилищ не было обнаружено скоплений грузиков для натяжения нитей основы, ни даже скоплений самих пряслиц, которые, вероятно, также могли применяться в качестве грузиков. Скорее всего, для изготовления тканей использовались рамы, сама же ткань изготавливалась методом простейшего переплетения (полотняного), когда нити основы натягивались на саму раму.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ No 01-06-80094.

[1] Выражаю искреннюю признательность Н. П. Матвеевой за предоставленные материалы.

ЛИТЕРАТУРА

Берсенева Н. А. Керамические пряслица из погребений саргатской культуры (по материалам Среднего Прииртышья) // XIV Уральское археологическое совещание. Тез. докладов. Челябинск, 1999. С. 115–117.

Гаврилюк Н. А. Домашнее производство и быт степных скифов. Киев, 1989. С. 84–91.

Глушкова Т. Н. Сюжет для этноархеологии: анализ растительного сырья // Археологические микрорайоны Западной Сибири. Материалы Всероссийского семинара «Интеграция археологических и этнографических исследований». Омск, 1994. С. 110–111.

Корякова Л. Н. Ранний железный век Зауралья и Западной Сибири (саргатская культура). Свердловск: Урал. ун-т, 1988.

Матвеева Н. П. Отчет о работах Исетской археологической экспедиции в Тюменской области в 1983 г. Тюмень, 1983 // Архив ИПОС СО РАН, No 3/6.

Матвеева Н. П. Отчет о работах 1-го отряда лесостепной экспедиции Тюменского университета в 1984 г. Тюмень, 1984 // Архив ИПОС СО РАН, No 3/8.

Матвеева Н. П. Отчет о работе 2-го отряда Тюменской археологической экспедиции в 1985 г. Тюмень, 1985 // Архив ИПОС СО РАН, No 3/10.

Матвеева Н. П. Отчет об исследовании Рафайловского городища в Исетском районе Тюменской области в 1987 г. Тюмень, 1987 // Архив ИПОС СО РАН, No 3/12.

Матвеева Н. П. Саргатская культура на Среднем Тоболе. Новосибирск: Наука, 1993. 175 с.

Матвеева Н. П. Социально-экономические структуры населения Западной Сибири в раннем железном веке. Новосибирск: Наука, 2000. 219 с.

Матвеева Н. П., Буслова М. А. О половозрастной дифференциации общества саргатской культуры (по материалам Среднего Притоболья) // Социально-экономические проблемы древней истории Западной Сибири. Тобольск, 1988.

Неелов В. И. Ткачество. От плетельных рам до многозевных машин. Москва: Легпромбытиздат, 1986. Нестер А. Т. Полесский лен и славянские традиции // ЭО. М.: Наука, 1992. С. 89–101.
Полосьмак Н. В. Бараба в эпоху раннего железа. Новосибирск: Наука, 1987. 144 с.
Попов А. А. Плетение и ткачество у народов Сибири в ХIХ и I четв. ХХ столетия // СМАЭ. 1955. Т. 16.

С. 41–146.
Телегин А. Н. Опыт использования пряслиц в качестве культурно-диагностирующего источника (по

материалам эпохи раннего железа) // Вопросы археологии и истории Южной Сибири. Барнаул, 1999. С. 140–148.

Тюрки таежного Причулымья. Популяция и этнос. Томск: Том. ун-т, 1991. С. 55–56.

Хабдулина М. К. Городище Ак-Тау как архитектурный комплекс // Знания и навыки уральского населения в древности. Екатеринбург: УИФ «Наука», 1993. С. 113–143.

Чемякина М. А., Мыльникова Л. Н. К вопросу о прядении у саргатцев (по материалам поселенческого комплекса Омь-1) // Археология вчера, сегодня, завтра. Новосибирск, 1995. С. 52–63.

Тюмень, ИПОС СО РАН