•  

СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА ЛИТЕЙНОЙ ФОРМЫ

Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2020. No 2 (49)

https://doi.org/10.20874/2071-0437-2020-49-2-3

И.Ю. Чикунова

ЭПОХИ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ НА р. ПЫШМЕ

ФИЦ Тюменский научный центр СО РАН ул. Малыгина, 86, Тюмень, 625026 E-mail: chikki@mail.ru

СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА ЛИТЕЙНОЙ ФОРМЫ

Приведено описание литейной формы для отливки двух разных прорезных наконечников копий и кельта-тесла. Каменная четырехгранная литейная форма найдена случайно при лесоустроительных работах в Притоболье. Представлены некоторые аспекты историко-культурной интерпретации.

Ключевые слова: случайная находка, литейная форма, прорезной наконечник копья, кельт- тесло, эпоха поздней бронзы, Притоболье, р. Пышма.

Введение

Литейная форма найдена в 2019 г. в 8 км к востоку от р. Пышмы и в 8 км к югу от берега р. Туры в Ялуторовском районе Тюменской области на территории лесоустроительных работ (рис. 1). Ос- мотр распаханной под лесопосадки территории не выявил других артефактов. Ближайшие ар- хеологические памятники эпохи бронзы расположены к северу и западу на противоположных берегах Туры и Пышмы. Таким образом, находку можно действительно считать случайной. Возможно, однако, что при открытии в процессе тщательного археологического обследования этого участка еще неизвестных на данной территории памятников их культурно-хронологи- ческие параметры позволят уточнить статус данной находки. Подобные предметы относятся к категории уникальных археологических артефактов эпохи поздней бронзы на территории Тю- менской области, крайне редко встречающихся в лесной азиатской зоне.

Рис. 1. Схема местонахождения литейной формы. Fig. 1. The location of the mold.

Описание формы

Литейная форма представляет собой четырехгранный трапециевидный, слегка сужающий- ся к одному торцу брусок из серого сланцевого камня (рис. 2).

Одна из четырех граней бруска плоская, ровная (4,9×13,3×5,1×12,1 см), слегка пришлифо- вана. На ней фиксируются залощенность, выбоинки, мелкие тонкие царапины, образовавшиеся, видимо, в процессе эксплуатации литейной формы (рис. 3, 4; 4, 4).

Рис. 2. Литейная форма:
1 — грани 1 и 2; 2 — грани 2 и 3. Fig. 2. The mold for casting:
1 — edges 1 and 2; 2 — edges 2 and 3.

На трех остальных гранях вырезаны негативы (матрицы) для отливки.

На первой грани (рис. 3, 1; 4, 1), размером 6×12,5×4,4×11,7 см, вырезан негатив для отливки прорезного наконечника копья. На поверхности негатива имеются свидетельства воздействия вы- соких температур — трещины, выщерблины, черный цвет поверхности. Негатив расположен вер- шиной к широкому торцу бруска, заливка металла производилась через литниковое отверстие со стороны втулки изделия с узкого торца формы. На плоскости грани слева около вершины негатива наконечника имеется круглое отверстие диаметром 0,5 см и глубиной 1,3 см — паз для крепления половинки составной формы. По бокам втулки вырезан поперечный желобок для двух сердечников- вкладышей для получения боковых литых отверстий втулки, после извлечения готового изделия — для крепления древка штифтами. Негатив был поврежден при извлечении готового наконечника из формы. Раздваивающийся к концу пера желобок, проходящий по дужке пера, прорезан в форме под небольшим углом, что, вероятно, и стало причиной повреждения формы при извлечении изделия ввиду пригара поверхности формы к металлу. На поверхности формы слева от острия наконечника отмечается скол материала, также образовавшийся в результате пригара металла к форме.

На второй грани (рис. 3, 2; 4, 2) прекрасно сохранился негатив для отливки прорезного на- конечника копья. Размер грани 5,1×12,8×5,0×11,5 см. Негатив расположен вершиной к узкому концу бруска, заливка металла производилась со стороны литникового отверстия, совпадающе- го с втулкой, с широкого торца бруска. По бокам втулки вырезан поперечный желобок для двух сердечников-вкладышей для получения боковых литых отверстий втулки, после извлечения готового изделия — для крепления древка штифтами. Желобок справа от втулки двойной, под- правленный. Над вершиной негатива находится круглый паз диаметром 0,5 см глубиной 1,2 см для крепления второй половинки составной формы. Справа от паза имеется желобок, отходящий от грани пера вверх. Назначение его не ясно; не исключено, что он вырезан с целью отво- да газов и получения качественной отливки.

Рис. 3. Литейная форма:
1 — грань 1 с негативом прорезного наконечника копья; 2 — грань 2 с негативом прорезного наконечника копья; 3 — грань 3 с негативом кельта-тесла; 4 — грань 4.
Fig. 3. The mold:
1 — edge 1 with the negative of the spear tip; 2 — edge 2 with the negative of the spear tip;
3 — edge 3 with the negative of the сelt-adze; 4 — edge 4.

На углу формы между гранями 2 и 3 имеется небольшой скол, образовавшийся в древности.

Третья грань (рис. 3, 3; 4, 3) несет на себе негатив орудия, функциональное назначение ко- торого может быть различно: кельт? тесло? кельт-тесло? Размеры грани 3,5×13,2×5,7×12,7 см. Не исключено, что на второй половинке формы для этого предмета был вырезан негатив, оп- ределяющий тип изделия. Размер по верху втулки 3,4 см, по низу негатива — 3,1 см. Размер в средней части по верху — 3,4 см, по дну негатива — 3,2 см. На поверхности формы тонкими прорезанными линиями отмечена середина негатива.

Литниковый канал размещен со стороны втулки изделия с широкого торца формы.

Рис. 4. Литейная форма (прорисовка):
1 — грань 1 с негативом прорезного наконечника копья; 2 — грань 2 с негативом прорезного наконечника копья; 3 — грань 3 с негативом кельта-тесла; 4 — грань 4.
Fig. 4. The mold (portrayal):
1 — edge 1 with the negative of the spear tip; 2 — edge 2 with the negative of the spear tip;
3 — edge 3 with the negative of the сelt-adze; 4 — edge 4.

На плоскости грани справа внизу и слева вверху от негатива имеются округлые пазы для крепления створки. Первый паз конусовидный, по верху его диаметр составляет 0,4 см, глубина 0,6 см. Второй паз с ровными вертикальными стенками, его диаметр 0,55 см, глубина 1,1 см.

В верхней части грани прорезан конусовидный желобок, отходящий от края лезвия негати- ва и расширяющийся до 0,8 см и углубляющийся до 0,5 см к торцу. В нем находится еще один паз для крепления второй створки глубиной 0,8 см от плоскости грани. Их функциональное на- значение не совсем ясно. Не исключено, что желобок вырезан с целью отвода газов для полу- чения качественной отливки.

Размеры узкого торца 4,9×4,6×5,3×3,7 см. Он слегка скошен в сторону грани 2, его поверх- ность пришлифована, на ней фиксируются несколько прорезанных линий, одна из которых также маркирует центральные оси литника негатива копья на грани 2 и желобка на грани 4 (рис. 5, 1).

Размеры более широкого торца 4,9×5,9×5,0×5,7 см. Его поверхность неровная, шерохова- тая, почти перпендикулярна граням. Край торца, прилегающий к грани 3, слегка пришлифован. Здесь фиксируется прорезанная линия, маркирующая центральную ось литника (рис. 5, 2). Поч- ти перпендикулярно этой линии проходит трещина, образовавшаяся, вероятно, при воздейст- вии высоких температур в процессе заливки металла в форму.

Рис. 5. Литейная форма:
1 — узкий торец; 2 — широкий торец. Fig. 5. The mold:
1 — the narrow end; 2 — the wide end.

Для того чтобы получить представление о готовом виде изделия, мы изготовили 3D-копию литейной формы. В качестве заполнения использовали полимерную застывающую массу.

По негативу грани 1 в ходе эксперимента нами получена 1⁄2 сечения изделия. Это прорез- ной втульчатый наконечник копья (рис. 6, 1). Его длина должна была составлять 10,2 см, перо лавролистной формы шириной 4,4 см. Стержень наконечника конусовидный, плавно сужаю- щийся к вершине. Прорези средней ширины — 0,8 см. Валик, начинающийся от нижней части пера от самой нервюры, проходит по дужке пера и раздваивается в верхней половине. Втулка короткая — 1,3 см, округлая, диаметром 2,5 см, по ее краю имеется валик.

Экспериментальная отливка по негативу грани 2 представлена прорезным коротковтульчатым наконечником копья (рис. 6, 2). Его длина 9 см, ширина 4 см. Ширина прорезей достигает 0,9 см, крыльев — 0,6 см. Втулка короткая — 0,9 см, округлая, диаметром 2,2 см, с валиком по краю.

Изделие, полученное по грани 3, при идентичной негативу створке представляет собой орудие в виде тесла. Сечение втулки шестиугольное, по краю втулки имеется валик. Сечение средней час- ти орудия также шестиугольное (рис. 6, 3). Длина изделия 7,8 см, размер по краю втулки должен был составлять 3,4×2,1 см. Лезвие слегка закругленное, шириной 3,5 см.

Если же створка отличалась по содержанию от негатива на основной форме, можно пред- положить, что при отливке должен был получиться асимметричный кельт с лобным ушком либо асимметричный безушковый кельт с пещеркой.

Рис. 6. Литейная форма:
1 — экспериментальная отливка и прорисовка наконечника (грань 1); 2 — экспериментальная отливка и прорисовка наконечника (грань 2); 3 — экспериментальная отливка и прорисовка кельта-тесла (грань 3).
Fig. 6. Mold:
1 — experimental casting and drawing of the tip (edge 1); 2 — experimental casting and drawing of the tip (edge 2);
3 — experimental casting and drawing of the celt-adze (face 3).

Культурно-историческая атрибуция копий с прорезями и тесел

Прорезные наконечники копий входят в группу инвентаря культур эпохи поздней бронзы, бытовавших на евразийском пространстве. Периодически сведения о них (случайных находках или предметах, обнаруженных в процессе раскопок), обзоры и анализ отражаются в литерату- ре. Прорезные бронзовые наконечники копий, подобные нашим экспериментальным экземпля- рам, найдены при раскопках поселений Черноозерье VIII, Еловского и др., но в основном слу- чайно — в Омской, Тюменской и Курганской областях [Бельтикова, 1977, с. 130; Членова, 1981, с. 18; Трофимов, 2004, с. 185; Дегтярева и др., 2019, с. 31–32]. Исчерпывающий историографи- ческий обзор приведен в статье В.С. Бочкарева и И.Ж. Тутаевой [2019]. В этой же работе пред- ставлена новая классификация прорезных наконечников копий, согласно которой изделия, схо- жие с полученными с помощью нашей формы, относятся ко второй группе — коротковтульча- тые наконечники с длиной пера до «более 70 % длины изделия» и II типу — гуровскому. Основ- ные параметры этой группы: лавролистная форма, короткая втулка (не более 3 см), небольшие размеры наконечников (9–13 см). Анализ сведений о наконечниках гуровского типа показал до- статочно широкое распространение их в Восточной Европе, Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане при большей концентрации в При- и Зауралье. Авторы отмечают использование наконечников гуровского типа носителями алексеевско-саргаринской, еловской, межовской, лу- гавской, ивановской, сабатиновской и других культур и датируют их в пределах третьей четвер- ти II тыс. до н.э. [Бочкарев, Тутаева, 2019, с. 176–180]. Прорезной наконечник копья схожего облика, найденный в 2016 г. на территории Курганской области, отнесен к алексеевско-сарга- ринской культуре [Дегтярева и др., 2019, с. 31, рис. 2, 6; с. 32].

До сегодняшнего дня были известны две формы для отливки прорезных наконечников ко- пий II типа, одна из которых происходит из Причерноморья, а вторая — из раскопок В.И. Матю- щенко поселения Еловка в 1960 г. [Бочкарев, Тутаева, 2019, с. 196], что придает немалую цен- ность описываемой здесь находке из Притоболья.

Интерпретация формы для отливки кельта-тесла в плане определения ее позиции среди древностей эпохи бронзы основывалась на классификации, изложенной в монографии Е.Н. Чер- ных и С.В. Кузьминых [1989] и других публикациях. Некоторые морфологические параметры — шестигранное сечение на уровне втулки и в средней части, определенная грацильность изде- лия, отсутствие орнамента — отличают притобольскую находку от уже известных и опублико- ванных кельтов, кельтов-тесел и форм для их отливки сейминско-турбинского и самусьско- кижировского типов [Черных, Кузьминых, 1989; Ковтун, Марочкин, 2011].

Безусловно, отсутствие второй створки формы затрудняет реконструкцию не только внешнего вида целого изделия, но и процесса литья. Некоторые варианты получения полой втулки кельтов (раннего железного века) описаны Д.А. Ненаховым [2016]. Почти прямоугольная форма орудия мог- ла быть не окончательной. Не исключено, что лезвие готового орудия расковывалось после отлив- ки, изменяя его ширину, а также длину кельта-тесла [Тихонов, 1960, с. 38].

Типологически кельт-тесло может быть близок к неорнаментированным асимметричным безушковым кельтам-теслам с «пещеркой» из Гладунинского клада, связанного «с алакульски- ми древностями лесостепного Притоболья» [Корочкова, 2013, с. 133], из раннесрубного Ильде- ряковского клада [Тихонов, 1960, с. 49], поселения Ук 3 [Корякова и др., 1991, с. 22–30], кротов- ского могильника Сопка-2 [Молодин, 1985, с. 63] и др.

Выводы

Таким образом, исходя из синхронности негативов прорезных наконечников копий и кельта- тесла на литейной форме и принимая во внимание имеющиеся в литературных источниках на- дежно датированные аналоги прорезным наконечникам копий, можно отнести описанную ли- тейную форму ко времени существования алексеевско-саргаринской культуры в Притоболье (XV/XIV–XII/XI вв. до н.э.) [Дегтярева и др., 2019, с. 28].

Вряд ли эта «случайная» находка заставит переписать историю металлургии в Притоболье в эпоху бронзы, но однозначно внесет свою лепту в изучение процессов развития культурных формирований этого времени на рассматриваемой территории. Соглашаясь с мыслью, что за случайностями всегда стоит закономерность, полагаем, что литейная форма из Притоболья яв- ляется случайной только по характеру обнаружения, но не по содержанию [Бобров, 2008, с. 20; Седых, 2008, с. 12].

35

И.Ю. Чикунова

В заключение выражаю благодарность А.Д. Дегтяревой и С.В. Кузьминых за оказанную поддержку и консультации, а также Н. Варнашеву, безвозмездно передавшему найденную им форму в ТюмНЦ СО РАН.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Бельтикова Г.В. Иткульские поселения // Археологические исследования на Урале и в Западной Си- бири. Свердловск, 1977. С. 119–133. (ВАУ; Вып. 14).

Бобров В.В. Размышление о контексте случайных археологических находок // Случайные находки: Хро- нология, атрибуция, историко-культурный контекст: Материалы тематич. науч. конф. СПб., 2008. С. 20–24.

Бочкарев В.С., Тутаева И.Ж. Прорезные наконечники копий эпохи поздней бронзы Восточной Европы и сопредельных территорий // Stratum plus. Археология и культурная антропология. 2019. No 2. С. 167–222.

Дегтярева А.Д., Виноградов Н.Б., Кузьминых С.В., Рассомахин М.А. Металлические изделия алексе- евско-саргаринской культуры Среднего и Верхнего Притоболья // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2019. No 4 (47). С. 28–44.

Ковтун И.В., Марочкин А.Г. Арчекасский кельт и проблема сейминско-турбинской эпохи Кузнецкой котловины и Ачинско-Мариинской лесостепи // Археология, этнография и антропология Евразии. 2011. No 1 (45). С. 69–76.

Корочкова О.Н., Стефанов В.И., Усачев Е.В., Ханов С.А. Гладунинский клад эпохи бронзы // УИВ. 2013. No 2 (39). С. 129–136.

Корякова Л.Н., Стефанов В.И., Стефанова Н.К. Проблемы методики исследований древних памят- ников и культурно-хронологическая стратиграфия поселения Ук III. Свердловск, 1991. 72 с.

Молодин В.И. Бараба в эпоху бронзы. Новосибирск: Наука, 1985. 200 с.

Ненахов Д.А. Особенности изготовления полой втулки кельтов раннего железного века Средней Си- бири: (Технологическая классификация) // Теория и практика археологических исследований. 2016. No 4 (16). С. 48–54.

Седых В.Н. Случайное как проявление закономерного // Случайные находки: Хронология, атрибуция, историко-культурный контекст: Материалы тематич. науч. конф. СПб., 2008. С. 12–16.

Тихонов Б.Г. Металлические изделия эпохи бронзы на Среднем Урале и в Приуралье // МИА. No 90. 1960. С. 5–115.

Трофимов Ю.В. Копье из окрестностей деревни Красная Горка // Шестые исторические чтения памяти М.П. Грязнова: Материалы всерос. науч. конф. (Омск, ноябрь 2004 г.). Омск: ОмГУ, 2004. С. 182–185.

Черных Е.Н., Кузьминых С.В. Древняя металлургия Северной Евразии: (Сейминско-турбинский фе- номен). М.: Наука, 1989. 320 с.

Членова Н.Л. Связи культур Западной Сибири с культурами Приуралья и Среднего Поволжья в конце эпохи бронзы и в начале железного века // Проблемы западносибирской археологии: Эпоха железа. Ново- сибирск: Наука, 1981. С. 4–42.

I.Yu. Chikunova

Tyumen Scientific Centre of Siberian Branch RAS Malygina st., 86, Tyumen, 625026, Russian Federation E-mail: chikki@mail.ru

Accidental find of the Late Bronze Age casting mould on the Pyshma River

The purpose of this publication is to present to scientific discussion a unique casting mould. The foundry mold was discovered accidentally in 2019 near the Pyshma River in the Yalutorovsk District of the Tyumen Re- gion. It represents a four-sided trapezoid bar of gray slate stone, slightly tapered to one end. On three sides of the bar, negatives are cut out for casting three different products. The first side has a negative for casting а slotted spearhead with roller on pen slots. The bushing is hollow, the blade is laurel-shaped. The second negative was also used for casting the short-socketed slotted spearhead. The third matrix was for casting celt-adze. The syn- chronicity of the negatives of the spearheads and the celt-adze on the cast allows dating this mould to the 15th– 11th c. BC and correlating it to the time of existence of the Alekseevka-Sargary Culture.

Key words: accidental find, mold, wеlt spearheads, celt-adze, the Late Bronze Age, the Tobol River, the Pyshma River.

Acknowledgements. I еxpress my gratitude to A.D. Degtyareva and S.V. Kuzminyh for their support and advice, as well as to N. Varnashev, who passed the find to the Tyumen Scientific Centre of SB RAS.

REFERENCES

Bel'tikova G.V. (1977). Itkul settlement. In: Arkheologicheskie issledovaniia na Urale i v Zapadnoi Sibiri (pp.119–133). Sverdlovsk. (Rus.).

36

Случайная находка литейной формы эпохи поздней бронзы на р. Пышме

Bobrov V.V. (2008). Reflection on the context of random archaeological finds. In: Sluchainye nakhodki: Khronologiia, atributsiia, istoriko-kul'turnyi kontekst: Materialy tematicheskoi nauchnoi konferentsii (pp. 20–24). St. Pe-tersburg. (Rus.).

Bochkarev V.S., Tutaeva I.Zh. (2019). Slotted spearheads of the Late Bronze Age of Eastern Europe and adjacent territories. Stratum plus. Arkheologiia i kul'turnaia antropologiia, (2), 167–222. (Rus.).

(Siema-Turbino phenome-

non).
Chlenova N.L. (1981). Connections of cultures of Western Siberia with cultures of the Urals and the Middle

Volga region at the end of the Bronze Age and at the beginning of the Iron Age. In: Problemy zapadnosibirskoi arkheologii: Epokha zheleza (pp. 4–42). Novosibirsk: Nauka. (Rus.).

Degtyareva A.D., Vinogradov N.B., Kuzminykh S.V., Rassomakhin M.A. (2019). Metal products of the Alek- seyevka-Sargary culture from the middle and upper Tobol areas. Vestnik arheologii, antropologii i etnografii, (4), 28–44. (Rus.).

Koryakova L.N., Stefanov V.I., Stefanova N.K. (1991). The problems of methods of research of ancient mon- uments and cultural and chronological stratigraphy of the settlement of Uk III. Sverdlovsk. (Rus.).

Korochkova O.N., Stefanov V.I., Usachev E.V., Khanov S.A. (2013). The Gladnishki treasure of the Bronze Epoch. Ural'skii istoricheskii vestnik, (2), 129–136. (Rus.).

Kovtun I.V., Marochkin A.G. (2011). Archekassky celt and the problem of the Seimа-Turbinо Epoch of the Kuznetsk basin and the Achinsk-Mariinsky forest-steppe. Arkheologiia, etnografiia i antropologiia Evrazii, 45(1), 69–76. (Rus.).

Molodin V.I. (1985). Baraba in the Bronze Age. Novosibirsk: Nauka. (Rus.).

Nenakhov D.A. (2016). Features of manufacturing the hollow sleeve of the celts of the Early Iron Age of Central Siberia: (Technological classification). Teoriia i praktika arkheologicheskikh issledovanii, (4), 48–54. (Rus.).

Sedykh V.N. (2008). Random as a manifestation of the natural. Sluchainye nakhodki: Кhronologiia, atribu- tsiia, istoriko-kul'turnyi kontekst. In: Materialy tematicheskoi nauchnoi konferentsii (pp. 12–16). St. Petersburg. (Rus.).

Tikhonov B.G. (1960). Metal products of the bronze age in the Middle Urals and the Urals. Moscow. (Rus.).

Trofimov Iu.V. (2004). The lance from the vicinity of the village of Krasnaya Gorka. In: Shestye istoricheskie chteniia pamiati M.P. Griaznova: Materialy vserossiiskoi nauchnoi konferentsii (pp. 182–185). Omsk: OmGU. (Rus.).

Рисунок